музыка

Унесенный джазом

Американский джазовый трубач Крис Ботти рассказал Eclectic о том, чему он научился у Стинга, о переменах в музыкальном мире и о том, почему сегодня, увы, не появятся новые The Beatles

Джаз — одно из самых ярких культурных явлений ХХ века: он взорвал музыкальные представления минувшей эпохи и  подарил миру искусство импровизации. К концу столетия своего существования джаз стал площадкой для смешения различных традиций и направлений, к которым академическая музыка оказалась не готова.

Американский джазовый трубач Крис Ботти — представитель нового поколения джазменов, в своем творчестве он использует лучшие традиции из всех джазовых стилей, дополняя их авторскими интонациями и яркими импровизациями. Крис Ботти органично чувствует себя на одной сцене со Стингом, Полом Саймоном, Аретой Франклин, Джони Митчелл, Барбарой Стрейзанд, Андреа Бочел- ли, Винсом Джиллом. А его последний альбом «Impressions», выпущенный на лейбле Columbia, стал победителем 55-й Grammy Awards в номинации «Лучший альбом популярной инструментальной музыки».

Крис БоттиКристофер Стивен Ботти рассказал Eclectic о том, чему он научился у Стинга, о переменах в музыкальном мире и о том, почему сегодня, увы, не появятся новые The Beatles.

Крис, по вашим ощущениям, отличается ли новый ваш альбом от того, что вы делали раньше?

Я бы назвал этот альбом самым зрелым из всех моих релизов. Это точно тот диск, которым я больше всего горжусь. Я доволен своей игрой и качеством аранжировок, что, откровенно говоря, бывает не часто. И то, что мой новый альбом удостоен Grammy, — для меня еще одно лестное подтверждение, что он действительно получился неплохим.

Что для вас значат награды и премии?

Наверное, награды имеют большое значение для писателей и критиков, но для меня лично — это не то, ради чего я в музыке. Поистине величайшая моя награда — выступать с концертами по всему миру. Лучшего и пожелать нельзя. Актер становится центром внимания после получения «Оскара», а музыкант — каждый раз, когда выходит на сцену. Конечно, здорово быть отмеченным каким-то престижным жюри, но дело в том, что очень много музыкантов этой премии не получают, — и это совсем не значит, что они плохо играют или публика их не любит. В общем, я был счастлив удостоиться Grammy в прошлом году, но это необязательно должно означать конец чему-либо — двигаться всегда есть куда.

Один из ваших поклонников написал в твиттере, что получил от вас следующее напутствие: «Если ты действительно хочешь стать музыкантом, никогда не думай о другой работе». А какой самый дельный совет в своей жизни получили вы сами?

Пожалуй, самое важное — это найти свое любимое дело и гореть им, всецело посвящая себя ему. Я всегда был очень увлечен трубой — еще задолго до того, как понял, что смогу сделать музыкальную карьеру и гастролировать по всему миру. Мама говорила так: если тебе не доставляют радость ежедневные занятия на трубе, то это не твое и тогда не стоит заниматься музыкой. Потом я слышал нечто подобное и от других людей. Например, Стинг считает, что самоотверженно отдавать себя своему ремеслу изо дня в день намного важнее, чем быть популярным. А уже если тебе повезет, как повезло мне, этот ежедневный труд приведет к успеху.

Расскажите о людях, которые сыграли важную роль в вашей профессиональной карьере.

Мое увлечение музыкой состоялось во многом благодаря маме, профессиональной пианистке. Осваивать пианино под ее чутким руководством я начал с ранних лет. Хотя, как многие дети, всячески этому сопротивлялся и хотел играть на чем-то другом — а на чем именно, я понял, когда увидел телетрансляцию выступления джазмена Дока Северинсена. И уже в 12 летнем возрасте мне достаточно было услышать первые три ноты композиции “My Funny Valentine” Майлза Дэвиса, чтобы я окончательно осознал, что развиваться хочу в джазовой музыке.

Я не знаю, что будет дальше, и предугадать какие перемены ждут нас, невозможно, но я все равно стараюсь быть оптимистом.Крис Ботти

И, конечно, не последнюю роль в моем творчестве сыграл Стинг. Все годы, что я пробыл в составе его группы, он старался вдохновить меня на сольную карьеру, помогал поверить в себя, давая мне возможность солировать перед миллионами людей. Более того, я часто открывал концерты Стинга по всему свету — и во многом благодаря этим сольным номерам на разогреве у звезды с мировым именем состоялась моя собственная карьера. Поэтому я безоговорочно обязан ему большей частью своего успеха. Стинг был и остается для меня лучшим другом и, можно сказать, старшим братом, готовым в любой момент поддержать.
Помимо профессиональных уроков, я научился у него не менее важной вещи — это наполнять радостью и страстью свои будни: вставать с постели, практиковаться, заниматься йогой, гастролировать. Честно говоря, во многих отношениях я изменил свои представления о жизни и работе после двух или трех лет турне с альбомом “Brand New Day”.

Вы многократно упоминали, что на вас сильно повлиял Майлз Дэвис — особенно его творчество в 1960 е. Какие перемены произошли в музыке с того времени? Есть ли что-то общее между тем периодом и современным этапом?

Я думаю, современная музыка любого направления — будь то джаз, рок-н ролл или что-либо еще — всегда будет отличаться от того, что было раньше. Музыкальная картина сегодня значительно разнится с прошедшими десятилетиями — и тем, как люди становятся звездами, и степенью их влияния. Вряд ли в ближайшее время появится новый Майлз Дэвис, потому как для таких прорывов в музыке сейчас просто нет благоприятных условий. Coldplay никогда не станут новыми The Beatles — сейчас совсем другое время, да им и не стоит переживать из-за этого. Главное для современных музыкантов — найти свою аудиторию. На самом деле, и я не ставлю перед собой задачи остаться в истории джаза. Скорее, я хочу, чтобы моя музыка добавляла немного радости в жизнь людей.

Что бы вы назвали самым важным, что характеризует вашу музыку?

Думаю, это то, что отличает меня от других джазовых музыкантов: звук моей трубы. Музыка может меняться в зависимости от того, играешь ли ты джаз, классику или что-то еще, но по уникальному звучанию твоего инструмента тебя будут узнавать во всем мире. Конечно, для музыканта это огромная удача — найти свой, ни на кого не похожий sound.

Вы часто говорите, что люди, которые слушают вашу музыку только в записи, на концертах могут не узнать те же самые композиции в живом исполнении. Так ли это на самом деле?

Да, мои живые выступления значительно отличаются от записей на дисках. Прежде всего потому, что на сцене я могу разнообразить свое исполнение неожиданными стилевыми вкраплениями — от классики до рока. А во время записи альбома приходится определиться лишь с одной версией композиции — такой, которая кажется мне лучшей из возможных.

Многие отмечают, что мои записи звучат «тихо и задумчиво», а живые концерты — совсем по-другому. Это то, что мне больше всего нравится в игре на трубе. Два величайших джазовых альбома Майлза ДэвисаKind of Blue” и “Sketches of Spain” записаны в довольно сдержанной манере, а его концерт “Live at the Plugged Nickel” — в противоположной стилистике. Как слушатель, я бы добавил в свой плейлист треки с первых двух пластинок. На мой взгляд, громкое, экспрессивное исполнение больше подходит для живых концертов, и мне не хо- телось бы включать безумные ритмы в свои записи.

Какой период в истории джаза вы считаете самым интересным и  почему?

Мой любимый отрезок — с 1959 го по 1965 год. Это было время самых серьезных достижений великих музыкантов, находившихся в зените расцвета своего таланта. Если провести аналогию со спортом, то это как боксеры, не проигравшие ни одного поединка за несколько лет. Именно в те годы игра Майлза Дэвиса взрывала все существовавшее ранее — это было новое слово в музыке, уже к середине 60 х он стал гораздо консервативнее. Поэтому, на мой взгляд, начало и середина 60 х — золотое время, когда блистали такие артисты, как Херби Хэнкок, Уэйн Шортер, Чик Кориа. Это определенно мои любимые джазмены.

Крис Ботти_в текст
Крис Ботти_в текст2

Как изменился музыкальный бизнес за годы вашей музыкальной карьеры?

Он меняется каждый день, и, к сожалению, сам музыкальный и звукозаписывающий бизнес стал куда сложнее. Наверное, мне повезло, что у меня есть некий «тыл» — я постоянно гастролирую по всему миру. Но начинающим, честно говоря, приходится совсем не сладко. В наше время очень сложно получить доверие звукозаписывающих компаний, которые всё меньше хотят рисковать, начиная работать с молодым артистом.

Мы живем в уникальное время. Я не знаю, что будет дальше, и предугадать, какие перемены нас ждут, невозможно, но я все равно стараюсь быть оптимистом.

Меняются ли со временем ваши источники вдохновения?

Да, думаю, каждому творческому этапу соответствуют свои источники вдохновения. Сейчас я чувствую себя счастливчиком — просто потому, что выступаю по всему миру, и это очень вдохновляет меня на данном этапе моей жизни и карьеры. Это возможность исполнять живую музыку перед аудиторией каждый вечер и знать, что она с волнением слушает меня и мою группу. Мне повезло иметь то, что я имею!

Что для вас труба? Это лишь инструмент или нечто большее?

Моя труба со мной уже 14 или 15 лет. Это инструмент 1939 года, и это очень дорогая для меня вещь. Наверное, у меня нет больше ничего, что я ценил бы так же сильно, как эту трубу. Она везде со мной, и без нее моей музыки просто не было бы.

Какие моменты стали лучшими в вашей карьере, а какие — наоборот?

У меня было несколько моментов, за которые мне стыдно. Например, когда я перепутал ноты на телешоу. Конечно, мне тогда было совсем не смешно и хотелось провалиться сквозь землю. А лучшие моменты для меня — это проявление уважения со стороны других музыкантов, признание людей, которыми я сам восхищаюсь и с которыми работаю. Безусловно, это и выходы на сцену каждый вечер.

Какой комплимент из всех, сказанных в ваш адрес, был самым приятным?

Знаете, я был на концерте Дона Риклеса, чье творчество я обожаю, и он представил меня публике следующий образом: «Это Крис Ботти. Если вы еще не слышали его музыку, вы не слышали целого мира!..» После того как я услышал подобное из уст легендарного музыканта, у меня на миг земля ушла из-под ног…

Последний раз вы приезжали с концертом в Москву в 2013 году — какое сложилось мнение у вас об аудитории в России?

Иногда мне кажется, что русская публика даже больше увлечена джазом и классикой, чем в США. Еще на своих выступлениях в России я заметил, что русским людям больше всего нравятся классическая музыка и лирические композиции.

Беседовала Марина Довгер

Фото: предоставлены пресс-службой Криса Ботти

 

Еще на эту тему

Музыкальный восход

Сегодня небольшой юбилей нашей рубрики! Чуть больше года назад вышел первый обзор интересных русских музыкантов. И вот по прошествии времени мы рады представить вам двадцатый обзор, в котором как всегда можно познакомиться молодыми и перспективными артистами.

7 рок-альбомов от Андрея Смирнова

Вот уже четыре года гитаристом U.D.O. является наш соотечественник Андрей Смирнов. Мы спросили, какие работы повлияли на формирование талантливого артиста

Александр Зарецкий

«Старый приятель» в будущем и прошлом

Александр Зарецкий, «капитан» команды «Старый приятель», рассказал ECLECTIC, как жила группа эти годы, о выступлениях в экстремальных условиях, стойких поклонницах в оренбургских платках и презентации нового сингла «Молодость».




Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

«Легкое знакомство»

6 и 26 октября на сцене дома Высоцкого на Таганке состоится премьера спектакля «Легкое знакомство». Романтическая комедия режиссера Александра Захаренкова...

Великий день в Приречной стране

23 сентября на Основной сцене  театра состоится праздник — большая премьера четырёх спектаклей «Простодурсен и Великие истории Приречной страны» по...

SEMITA PORTUS: откровения в лицах и словах

14 октября в «Доме поэтов» стартует Арт-проект SEMITA PORTUS — театрализованное путешествие по мотивам откровенных бесед с известными людьми из...

NAME: Andra /Андроник Абовьянц/

22 сентября 2017 года в арт-пространстве ресторана NAME откроется выставка работ художника Андроника Абовьянца. Выставка «NAME: Andra /Андроник Абовьянц/» —...

Неизвестный Шостакович

Неизвестная ранее пьеса «Экспромт» знаменитого советского композитора и музыканта Дмитрия Дмитриевича Шостаковича обнаружена в личном фонде Народного артиста РСФСР Вадима Борисовского.

Петиция Фредовой

Элизабет Мосс, сыгравшая служанку Фредову и получившая статуэтку «Эмми» как лучшая драматическая актриса, записала ролик в поддержку Change.org

Неглинная среди звезд

Конкурс городской фотографии «Неглинная и окрестности», длившийся три месяца, завершился в Москве. Открытие выставки посетили многие звезды отечественного шоу-бизнеса.

«Идолы» цирка

Объявлены победители всемирного фестиваля циркового искусства «ИДОЛ-2017».
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

«Легкое знакомство»

6 и 26 октября на сцене дома Высоцкого на Таганке состоится премьера спектакля «Легкое знакомство». Романтическая комедия режиссера Александра Захаренкова...

Великий день в Приречной стране

23 сентября на Основной сцене  театра состоится праздник — большая премьера четырёх спектаклей «Простодурсен и Великие истории Приречной страны» по...

SEMITA PORTUS: откровения в лицах и словах

14 октября в «Доме поэтов» стартует Арт-проект SEMITA PORTUS — театрализованное путешествие по мотивам откровенных бесед с известными людьми из...

NAME: Andra /Андроник Абовьянц/

22 сентября 2017 года в арт-пространстве ресторана NAME откроется выставка работ художника Андроника Абовьянца. Выставка «NAME: Andra /Андроник Абовьянц/» —...

Классика в темноте

29 октября «Виртуозы Петербурга» при участии солистов Михайловского театра выступят с обновленной, захватывающий дух программой на сцене БКЗ «Октябрьский» (Санкт-Петербург)....
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/