арт

Галерея увлечений Михаила Опенгейма

Проехать тысячу миль на престижном международном авторалли или заинтриговать арт-общественность открытием художественной галереи в кризисную пору? Легко!..

Вскоре детищу Михаила Опенгейма – галерее ARTSTORY исполняется год. Мы встретились с любителем искусства и скорости, чтобы поговорить о том, как все начиналось, об азарте и… семечках.

Михаил Опенгейм, интервью, галерея ARTSTORY

А НАЧАЛОСЬ ВСЕ С ОДНОЙ КАРТИНЫ…
Eclectic разделитель4

Михаил Давидович, как у вас, человека по профессии далекого от искусства, возникла идея открыть галерею ARTSTORY? Расскажите свою историю, как стать успешным галеристом.

Как стать успешным галеристом, я пока не знаю – это еще только предстоит понять. Идея создания галереи приходила постепенно. Сначала я увлекся коллекционированием, стал собирать работы современных художников, которые мне нравятся. Потом познакомился с Люсинэ Петросян, которая мне помогла как специалист в подборе коллекции. Люсинэ лично знакома со многими художниками, мы с ней ходили по мастерским, благодаря ей я познакомился с творчеством многих современных мастеров. Сначала возникла идея сделать выставку Моисея Фейгина. Это замечательный художник, к тому же был повод – его 110-летний юбилей. Мы стали искать площадку, где можно выставить картины. Поехали в Третьяковку – там очередь. Полетели в Питер, в Русский музей, но нам предложили не совсем подходящее помещение для достойного и потому заслуживающего соответствующих пространств художника. Искомое помещение могло появиться только на следующий год, но хотелось все-таки в год юбилея. Мы поняли, что, как ни странно, существует дефицит арт-площадок и надо создавать свою.

Поведайте о своей коллекции картин: как все начиналось, что это за коллекция? Помните свой первый экспонат?..

Конечно помню. Начиналось все четыре года назад с картины Владимира Татлина «Обнаженная, лежащая на кушетке». Заключения известных российских музеев поначалу подтверждали подлинность полотна. С помощью юристов мы составили официальный договор о купле-продаже. В него внесли пункт, предусматривающий независимую экспертизу и возможность расторжения сделки, если экспертиза не подтвердит авторство. Исследования проводили в Русском музее Санкт-Петербурга. Специалисты установили, что это не Татлин: краски наносились в более позднее время, чем жил художник. Пришлось возвращать картину и забирать деньги. Получилось, что первый мой опыт был не очень удачным.
У того же арт-дилера стояла картина Фейгина. Мне рассказали, что автор недавно умер. Но купить полотно я не смог – стоило дорого. Зато запомнил имя, стал интересоваться работами этого художника. На рынке они редкость. Нашел и купил сначала три его картины, потом еще одну. Позже приобрел и первую, так понравившуюся мне вначале, но уже дешевле. Позже познакомился с работами Натальи Нестеровой, Льва Табенкина, Ильи Табенкина. Так стала формироваться моя коллекция.

Чем вы гордитесь в своей коллекции? Поддерживает ли ваше увлечение семья?

Горжусь Фейгиным. У меня есть картины признанных мастеров – Олега Целкова, Оскара Рабина. Горжусь Леонидом Пурыгиным – гениальный художник. В увлечении семья меня полностью поддерживает.

Случались ли интересные истории приобретения картин?

Чтобы найти картины, нужно походить по разным мастерским. Иногда с кем-то крепко выпить, чтобы подружиться, найти общий язык (речь не о том, чтобы сбить цену) и приобрести у него полотно. Иногда, бывает, художники не хотят продавать свои работы. Не раз приходилось слышать загадочную для меня фразу: «Я еще не готов с ней расстаться».
Случается, что положу глаз на какое-то произведение, но не получается приобрести – или дорого, или не продают. А потом оно само ко мне «приходит». Потому что если чего-то желаешь искренне, а не для обогащения, – все обязательно сбудется.

Если представить, что существует машина времени, какие шедевры живописи вы хотели бы заполучить для экспонирования в своей галерее?

Безусловно, русский авангард, например картины Кандинского. Сейчас мы в своем развитии дошли до этой темы. А еще я хотел бы посмотреть, как Малевич рисует свой «Черный квадрат», и спросить, что он при этом чувствует.

Москва вроде не обделена галереями. Какой вы видели при создании свою? Что нового хотели предложить искушенной и не очень искушенной публике?

Мы видели ее не только как галерею в чистом виде, а как некий клуб. Хотели создать комфортное пространство, чтобы людям нравилось здесь бывать. Вход у нас бесплатный – это было принципиальное решение, потому что платных заведений достаточно, но не все в состоянии платить за вход. Мы организовываем (по предварительной записи) занятия для детей и взрослых, приглашаем интересных людей, искусствоведов, которые рассказывают истории об искусстве и художниках. Тоже бесплатно. Считаем это нашим маленьким вкладом в развитие культуры.

Несмотря на то, что галерея существует неполный год, вам удалось провести уже большое количество интересных разноплановых выставок. По какому принципу вы формируете афишу, кто ваши соратники?

15 октября будет год, как мы открылись. Обязательно это отметим. В ARTSTORY мы хотели демонстрировать и делиться с другими искусством, которое нам нравится. А делать что-то хорошо можно лишь тогда, когда тебе самому это нравится. Прилагать усилия ради того, чтобы кто-то что-то сказал, бесперспективно. Вторая цель, которую нам еще предстоит достичь, – найти талантливых молодых художников и с помощью нашей площадки экспонировать их работы, помогать им продвигать свое творчество. Для этого мы построили маленькую арт-резиденцию. Люди из провинции могут здесь останавливаться и жить во время выставки. Например, художник Владимир Мигачёв проживал здесь и был счастлив. Что касается соратников… Если говорить о Люсинэ, то точнее будет назвать ее не соратником, а идеологом.

Как была организована первая выставка? Поделитесь впечатлениями.

Первая выставка – «Время движения». Задумала ее Люсинэ. Было все непросто. Нам предстояло в сжатые сроки сделать ремонт помещения со всеми вытекающими последствиями (сами понимаете, что такое стройка в нашей стране). Это отнимало очень много времени, мы мало спали и много работали. Параллельно нужно было искать работы. Это легло на плечи Люсинэ и Дмитрия Буткевича, кураторов выставки. Собрать экспозицию оказалось нелегко. Множество художников и их работ покинуло нашу страну: Лев Нуссберг – в Америке, Владимир Галкин – в Германии. Приходилось всех находить, обзванивать. Некоторые мастера не хотели вместе выставляться, потому что когда-то кто-то с кем-то поссорился. А все они люди немолодые, хотя и талантливые.
Некоторые из добытых нами экспонатов находились в совершенно непотребном состоянии. Например, на этой выставке был большой алюминиевый вращающийся цветок – работа Льва Нуссберга в соавторстве с инженером Сергеем Зориным. Мы обнаружили его в одном музее лежащим в подвале, в воде. Металлические детали производили тягостное впечатление, от электрической части ничего не осталось, механизмы не работали. Мы нашли инженеров, которые за два с половиной месяца полностью восстановили работоспособность экспоната.
Художник-кинетист Анатолий Волгин, который делал объекты и в свое время входил в группу «Движение», сейчас стал батюшкой. Его тоже пригласили участвовать в этой выставке. Он решил сделать копию своей работы – спирали, которая должна была крутиться под музыку Жана-Мишеля Жарра. У нас как раз завершался ремонт в галерее, а батюшка в рясе в это время докрашивал свою спираль на улице, повесив ее на дерево перед входом. Это завораживающее зрелище просто парализовано движение в Старопименовском переулке: водители останавливались и не могли понять, что происходит! Нереальная реклама!..

Eclectic разделитель4

Михаил Опенгейм, интервью, галерея ARTSTORY

Михаил Опенгейм 

Родился на Украине, в Одессе. 

Образование: Всероссийская государственная налоговая академия. Кандидат экономических наук. 

Трудовой путь начинал мастером на заводе, в настоящее время работает в девелоперской компании. 

15 октября 2015 года в партнерстве с Люсинэ Петросян открыл галерею современного искусства ARTSTORY

Женат, имеет двоих детей.

Eclectic разделитель4

На вернисажах у вас бывает много интересных персон, что, безусловно, говорит об уважении к вам и статусе галереи. Как вы сами считаете, смогла ли ARTSTORY найти свою нишу в выставочной палитре столицы? Можете подвести небольшой итог за неполный год: что удалось сделать?

Нам кажется, что галерея уже имеет свое лицо и смогла занять свою нишу. Судя по переполненной положительными отзывами гостевой книге, наши усилия не пропали даром. Не знаю, кто еще проводит выставки в Москве так же часто, как мы.
Галеристы просто удивляются. У нас смена экспозиции происходит практически каждый месяц. Кроме, пожалуй, выставки о войне и выставки Моисея Фейгина: мы специально продлили их. Ко многим выставкам издаем книги. Когда делали полиграфию о Фейгине, мы с Люсинэ двое суток провели в тверской типографии. Хотелось сделать качественно, а для этого смотрели и корректировали цветопередачу на каждой странице. Мы не получили прибыли на этих книгах – расходы, которые были понесены, невозможно возместить. Но радует, что люди могут купить то, что им нравится, за приемлемую цену.

ГЛАВНОЕ НЕ УЧАСТИЕ, А ПОБЕДА!
Eclectic разделитель4

Вы по натуре азартный человек? Неслучайно об этом спрашиваю: в плотном графике у вас находится время и на хобби – участие в гонках на ретроавтомобилях. Давно этим увлекаетесь? Поделитесь своими ощущениями. Можете похвастаться достижениями…

Не считаю себя таким. Не играю в азартные игры и не полагаюсь на волю судьбы. Другое дело, если меня что-то интересует, то считаю, что в этом увлечении надо чего-то добиться. Мне нравятся гонки на ретроавтомобилях, я участвую не ради участия, а чтобы победить. Порой удается. Гонки разные: кольцевые, ралли 3-й категории (заезд по городу или области на точность прохождения маршрута), они проходят несколько раз в год. Недавно впервые проехал на престижном международном ралли «Милле Милья» (с итальянского – «Тысяча миль». – Ред.). Это ежегодная гонка с давними традициями, проходит в Италии в мае с 1927 года. Нужно за 3 дня проехать 1700 км по маршруту Брешиа – Рим – Брешиа.

Сколько было участников?

Только на ретромашинах – четыреста. Плюс были современные «Феррари» и «Мерседесы». На этапе предварительного отбора многих отсеивают. Не подходят автомобили. На одной сложной серпантинной трассе проходит несколько зачетов. Из России было 3 экипажа по 2 человека, пилот и штурман. Гонка очень тяжелая. На сон остается лишь несколько часов в день, потому что по 15 часов ты за рулем. Короткий отдых в отеле – и в путь (даже без завтрака, так как старт давали раньше, чем откр