Погружение

«Русь Сидящая». Путь к самоликвидации

Один день вместе с основателем и лидером общественного движения помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» Ольгой Романовой

Плохие новости из тюрем и следственных изоляторов поступают практически каждый день. При этом исправительная система до сих пор остается одной из самых закрытых. СМИ и общественные организации пытаются тем или иным образом повлиять на происходящее, однако встречают активное противодействие со стороны силовых структур. Дмитрий Веселов провел день вместе с основателем и лидером общественного движения помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» Ольгой Романовой и попытался выяснить за что сегодня можно оказаться в тюрьме, кто помогает заключенным и какие опасности подстерегают человека после освобождения.

Рисунок Алексея Меринова

Вперед и вверх

Прихожая в офисе «Руси Сидящей» до потолка завалена вещами. Коробки с одеждой, обувью и детским питанием оставляют маленький проход к двум комнаткам, где базируется организация. В коридоре координатор «Руси Сидящей» Петр Курьянов перевязывает плотной лентой инвалидную коляску. 

— Около полутора лет назад с нами связался человек по имени Павел, который тогда вышел из колонии. У него не было ни денег, ни родных, и мы помогли ему устроиться на стройку в Домодедово. Все было хорошо, но вчера он позвонил мне и рассказал, что недавно его сбила машина. Недавно ему сделали операцию, и теперь у него в одной ноге спица, а на другой — аппарат Елизарова. Сегодня Павла выписывают, но с работы его уже уволили, а из строительного общежития выгнали. Поэтому сейчас я заберу человека из больницы и на метро повезу в социальный центр «Люблино». Там его должны немного подлечить. Кроме того, всяческую помощь Павлу окажет «Русь Сидящая». Например, обеспечит теплой одеждой. Ну, а когда здоровье человека улучшится, будем думать, как дальше ему помочь.

Другой координатор, Ольга Романенко сразу же просит указать размер одежды Павла.

По мере того, как на улице светлеет, в офисе появляются остальные сотрудники движения. Инна Бажибина включает компьютер и, пока система загружается, рассказывает историю самого Петра Курьянова.

— Петр также некоторое время находился в местах лишения свободы, где узнал о «Руси Сидящей». Вернувшись из тюрьмы, он встретился с представителями организации в Сахаровском центре, после чего стал активным участником движения. В колонии его здоровью был нанесен определенный ущерб. Особенно пострадали зубы, но сейчас Петр их лечит. В этом ему помогает мама одного их осужденных — врач-стоматолог Ольга Терновая.

Из прихожей раздаются громкие голоса и смех. Раскрасневшаяся от мороза основатель и лидер «Руси Сидящей», известная журналистка Ольга Романова входит в офис с шутками и ироничными комментариями. Почти сразу начинается совещание. Рабочий день в самом разгаре.

Затяжное сражение

Ни один из сотрудников движения не проводит на своем месте более пятнадцати минут подряд. Координаторы Екатерина Шутова и Ольга Романенко регулярно забегают в соседнюю комнату, где выясняют у Артема Никитушкина, что именно и в каком количестве нужно отправить в колонии. Сергей Шаров-Делоне минут сорок сосредоточенно глядит в монитор, после чего неожиданно взрывается удивительными выводами, которыми тут же делится с кем-то по телефону.

В нашей стране попасть в тюрьму может любой, и я знаю это на собственном опыте Ольга Романова

Ольга Романова долго печатает на небольшом макбуке с дарственной гравировкой. Много раз перечитывает текст и только потом делает финальный щелчок мышкой.

— Только что я сделала в интернете пост о воспитательнице детского сада Евгении Чудновец, которую обвинили в распространении детской порнографии. 23 августа 2015 года она сделала репост во «ВКонтакте», где с возмущением опубликовала видео, на котором другие воспитатели издевались над ребенком. В итоге Евгении дали полгода реального срока. У нее остался трехлетний сын Лев и молодой человек, который борется за нее, хотя они знакомы всего несколько месяцев. В нашей стране попасть в тюрьму может любой, и я знаю это на собственном опыте. Мой супруг Алексей Козлов был арестован летом 2008 года и в марте 2009-го осужден на 8 лет лишения свободы. Деловой партнер, который занимал должность сенатора, не хотел делить с мужем бизнес и упрятал его за решетку. Бизнес Алексей, конечно же, потерял. Когда супруг находился в местах лишения свободы, я пыталась всеми возможными силами ему помочь. Вместе с другими родственниками заключенных мы организовали инициативную группу, которая со временем переросла в движение «Русь Сидящая». Тогда, восемь лет назад, я поняла, что система может лишить свободы любого из нас. ФСИН намеренно уничтожает человеческое достоинство осужденного и его близких. И самое главное — уметь дать сдачи в такой ситуации. Я сумела, и в сентябре 2011 года Верховный суд РФ отменил обвинительный приговор Алексею в связи с нарушением принципа презумпции невиновности и направил дело на новое рассмотрение. Вскоре мужа освободили из-под стражи.

Через некоторое время появляется и сам Алексей Козлов, который после освобождения активно помогает «Руси Сидящей». Муж Ольги тут же погружается в водоворот информации и начинает обсуждать с коллегами текущие дела.

— После освобождения Алексея я не бросила «Русь Сидящую» потому что стало жалко приобретенного опыта. К тому же за пять лет мы превратились в боевую организацию и научились действительно помогать людям.

На вопрос о возращении в журналистику Ольга отвечает искренним смехом.

— Куда-куда вернуться? Журналистики уже не осталось. Зато здесь работы полно. Обычно люди приходят слишком поздно. Когда выясняется, что адвокаты обманули, а деньги кончились. Чаще всего к нам обращаются как к последней инстанции. Но в этот момент мы можем уже только посочувствовать или помочь семье материально. Если же люди обращаются сразу, «Русь Сидящая» как минимум помогает подобрать адвоката и предостерегает от возможных ошибок. За восемь лет организация проделала большую работу, однако сказать, что мы добились ощутимого результата, я не могу. Людей как сажали, так и сажают, разве что сегодня больше народу знает о творящемся беспределе. Сейчас человек ясно понимает, что при любом неловком или ловком движении следующим станет он. «Русь Сидящая» оказывает поддержку тем, кто находится под следствием или за колючей проволокой, а также проводит юридический ликбез и профессиональную экспертизу уголовных дел. Все это бесплатно. Но главной нашей целью является самоликвидация. Она произойдет, когда не будет несправедливых приговоров, пыток в тюрьмах, вопросов по этапированию и социализации. Но пока что это утопия. Работы нам хватит лет на триста…

Средняя сумма пожертвования составляет тысячу рублей. Как правило, деньги перечисляет средний классОльга Романова

Лучи добра

В комнату врывается красивая женщина лет пятидесяти. После дружеских объятий она достает из сумки детские вещи, которые сотрудники раскладывают на столе и сразу начинают распределять по нуждающимся. Из разговора становится, что это Анна Будон — жена известного французского адвоката. Анна и ее супруг хорошо знакомы с ситуацией в российских тюрьмах и регулярно помогают «Руси Сидящей». Впрочем, Ольга Романова говорит, что помощь оказывают самые разные люди.

— Движение существует в основном за счет фандрайзинга. Средняя сумма пожертвования составляет тысячу рублей. Как правило, деньги перечисляет средний класс. Это люди 35-40 лет, довольно успешные, активные. Они состоялись в жизни, но думают не только о себе. Некоторые приносят вещи, которые остались от родственников. Например, у человека болел отец, а потом умер, но осталось большое количество памперсов для взрослых. Обладатели каких-то сверхвозможностей к нам не приходят. По крайней мере, до тех пор, пока эти возможности не заканчиваются. А еще нам раз в год кто-то инкогнито присылает большую партию женского белья, которая моментально расходится по детским домам, тюрьмам и приютам. Мы не знаем, кто ее отправляет, но очень хотим отдать этим людям письма с благодарностями от девочек. Еще многие помогают как волонтеры — делают переводы, расшифровывают аудиозаписи судебных заседаний и так далее.

Офис «Руси Сидящей» украшают многочисленные картины, фотографии, плакаты. Координатор Ольга Романенко обходит комнату, подробно рассказывая о каждом экспонате:

— Вот афиша поэта Андрея Орлова, более известного как Орлуша. Он периодически дает концерты в поддержку «Руси Сидящей». А эту деревянную птицу нам подарили на прошлый День Рождения. Она чем-то похожа на орла с российского герба, только с одной головой. Есть еще афиша фильма «Освободите любовь». Также здесь множество рисунков знаменитого карикатуриста Алексея Меринова, который придумал нашу эмблему. А тут в рамочке висит письмо из тюрьмы от одного из наших подопечных. Рисунок Димы Врубеля мы продали на аукционе. Его купили и сразу же подарили нам назад. В коридоре висит афиша крутого английского блюзмена Уилла Джонса. Он делал концерт в нашу поддержку, а потом выступал в футболке «Руси Сидящей» на одном из фестивалей. Эти кадры показали все федеральные каналы, было очень круто.

Россия наизнанку

Появляется Петр Курьянов. Довезти бывшего заключенного Павла из домодедовской больницы в социальный центр «Люблино» на метро не вышло, поскольку на переходе не оказалось оборудованного спуска для инвалидных колясок. Координатор решил доставить Павла в офис на такси и оказать ему там минимальную помощь. Пока потерпевший заполняет необходимые бумаги, Ольга Романенко и Екатерина Шутова собирают для мужчины умывальные принадлежности и подыскивают ему теплую куртку. Ольга Романова смотрит на Павла спокойным бесстрастным взглядом. Жизненный опыт подсказывает ей, какое примерно будущее ждет мужчину.

Проблема в том, что люди, отсидевшие в тюрьме, становятся легкой добычей для правоохранительных органовОльга Романова

— Мы плотно сотрудничаем с социальным центром «Люблино», отвозим туда одежду и медикаменты. Также «Русь Сидящая» отслеживает всех подопечных, которые оказываются в подобных учреждениях. После выздоровления Павлу предложат работу, и я думаю, что он сможет уцепиться за эту возможность. Проблема в том, что люди, отсидевшие в тюрьме, становятся легкой добычей для правоохранительных органов. На бывших заключенных вешают мелкие кражи и тому подобные правонарушения. Первые в группе риска — граждане без друзей и родственников. Такие как Павел. Виновата в такой ситуации палочная система МВД, согласно которой раскрываемость должна регулярно повышаться. Но если за человеком приглядывает благотворительная организация, незаконно осудить его гораздо сложнее.

Примерно к пяти часам вечера офис «Руси Сидящей» начинает напоминать муравейник. Крепкие мужики и утонченные интеллигенты, изысканно одетые дамы и бабушки в платках приходят и уходят. Звучат номера уголовных дел, люди рассказывают истории о несправедливых судах, однокамерниках, а иногда даже и чудесном спасении из рук фемиды. На протяжении всего дня Ольга Романова находится в эпицентре событий.

— Конечно, работа сильно влияет на мое восприятие мира. Я вижу людей, которым могу помочь, и это здорово стимулирует. Чем больше делаешь, тем больше у тебя опыта. В принципе, уже сейчас мы можем написать учебник по тюремной правозащите. Кроме того, я встречаю много интересных людей, с которыми в обычной жизни судьба меня не свела бы. Причем, это касается всех сфер жизни и сословий российского общества. Ну, и в третьих мне довелось побывать в таких отдаленных местах России, куда нормальному человеку даже не придет в голову поехать. Бывает окажешься где-нибудь на севере Урала, а там такой морок… И выясняется, что настоящая жизнь как раз-таки в подобных местах, а не в столицах.

Дело «Торфянки»

В шесть часов вечера сотрудники «Руси Сидящей» остаются на своих местах, поскольку многие люди могут приехать на прием только после работы. Также продолжается рассмотрение текущих дел. Координатор Сергей Шаров-Делоне рассказывает Ольге Романовой о последних новостях от защитников парка «Торфянка». Сама Ольга считает этот случай весьма показательным.

Болотным» делом власти пытались подавить политическую активность, а сейчас такими же способами пытаются подавить активность гражданскуюОльга Романова

— Уже больше года на северо-востоке Москвы горожане протестуют против строительства храма в зеленой зоне. 14 ноября сотрудники полиции при поддержке ОМОНа задержали наиболее активных жителей Лосиноостровского района по подозрению в оскорблении чувств верующих. Также в их квартирах были проведены обыски. Сейчас вообще, развивается все, что связано с парками и экозащитниками. Например, на юго-востоке Москвы тоже задержали несколько человек. Они выступали против строительства Северо-Восточной хорды через усадьбу «Кусково». Ситуация выглядит следующим образом. «Болотным» делом власти пытались подавить политическую активность, а сейчас такими же способами пытаются подавить активность гражданскую. Мне кажется, решение по данному вопросу окончательно еще не принято. Так что будем действовать по ситуации.

Принимая посетителей и отвечая на телефонные звонки, Ольга начинает потихоньку собираться. Ее ждут на мероприятии в Сахаровском центре. Перед тем как надеть пальто основатель «Руси Сидящей» успевает съесть кусочек пирога и перекинуться несколькими фразами с координатором Екатериной Шутовой, которая, как и многие сотрудники движения, не понаслышке знакома с тюремной системой.

— Я два года отбывала наказание по 160 статье. В 6-м СИЗО познакомилась с Инной Борисовной Бажибиной, только она вышла из него, а я «поехала» дальше. Пока не закончился срок, мы переписывались. В ноябре 2013 года я освободилась и меня практически за ручку привели в «Русь Сидящую». Здесь каждый занимается собственным направлением. Один собирает посылки, а другой, например, принимает вещи. Поскольку у меня экономическое образование, я курирую финансовые вопросы.

Все большие ученые давно заявляют, что концепция наказания себя изжила и ее нужно менять. Перевоспитывать и наказывать сегодня нужно по-другомуОльга Романова

Бесконечный вдох

Сев в такси, Ольга Романова на минуту устремляет взгляд в окно. Кажется, появилась небольшая возможность выдохнуть, однако телефон известной правозащитницы продолжает разрываться от смс-сообщений и писем. 

— Как только человек попадает в руки ФСИН, с ним может произойти все, что угодно. Начнем с того, что тюремщики не считают зазорным обращаться к человеку на «ты». Дальше уже идут унижения и пытки, которые для сотрудников колоний являются обычными воспитательными мерами. Здесь нужно помнить, что изначально суд лишил заключенных свободы, а не обрек их на издевательства. А вообще грани между жертвой и палачом практически не существует. Вся наша тюремная жизнь — это один большой стэнфордский эксперимент: в 1971 году американские психологи разделили группу добровольцев на охранников и заключенных. Получилось примерно то же самое, что сейчас происходит в России. Все большие ученые давно заявляют, что концепция наказания себя изжила и ее нужно менять. Перевоспитывать и наказывать сегодня нужно по-другому. А еще сотрудники ФСИН очень часто говорят в порыве откровения: «У заключенных срок закончится, и они уедут. А мы останемся здесь навсегда». И это действительно правда. Работники исправительных учреждений находятся в тюрьме пожизненно. Их дети играют под вышками, а когда вырастают, тоже идут работать в тюрьму. И так поколение за поколением. Потому что работать больше негде, а учиться не выберешься. Сельское образование плохое, культуры чтения и потребления информации нет. Чего тут ожидать?.. Чтобы изменить ситуацию, ФСИН надо разрушить до основания. А на место тюремщиков набрать людей без подобного опыта работы. Можно ли это осуществить, я не знаю, поскольку предугадать, как повернется ситуация в нашей стране, просто невозможно.

Встреча в Сахаровском центре проходит довольно быстро. После короткой речи Ольга одевается и выходит на улицу. На часах двадцать один ноль-ноль. По тротуару идут влюбленные парочки и шумные компании молодых людей. Мимо проносятся иномарки с включенной на полную мощность музыкой. В Москву пришла пятница, и город готовится провести ее вечер подобающим образом.  Ольгу встречает муж Алексей Козлов.

— Сейчас у меня по плану встреча с адвокатом, которая продлится до одиннадцати часов. Потом домой. Ну, а завтра в шесть утра мы с супругом выезжаем в Кострому, где нам предстоит посетить колонию.

В этот момент телефон Ольги начинает привычно вибрировать. Правозащитница снимает трубку и начинает консультировать кого-то из сотрудников. Звонят из офиса «Руси Сидящей». Там до сих пор идет прием.

Текст: Дмитрий Веселов
Фото: Елизавета Королева, Дмитрий Веселов

Еще на эту тему

Проблем куча, жизнь – одна

Фонд, о котором мы сегодня расскажем, помогает и маленьким девочкам, и большим мальчикам, и их родителям – семьям, оказавшимся в той или иной сложной жизненной ситуации.

кризис, как выжить в кризис, финансовые трудности, экономия

8 советов по выживанию в кризис

Eclectic решил прийти на помощь своим согражданам и разработал 8 советов по выживанию в кризис

Дельта спокойной жизни

Как сохранить и приумножить свои сбережения, не став жертвой мошенников? Куда наиболее выгодно вкладывать деньги? Чем опасны кредиты?


Поделиться:

Один комментарий на «“«Русь Сидящая». Путь к самоликвидации”»

Добавить комментарий

афиша
новости

Вечер памяти Ильи Кормильцева

10 декабря в клубе Мумий Тролль Music Bar состоится творческий вечер «Прогулки по воде», посвященный памяти Ильи Кормильцева — поэта,...

Узнай, «Чего хочет Джульетта»

С 7 декабря в прокат выходить французская комедия «Чего хочет Джульетта». Можно не только посмотреть фильм, но и выиграть поездку...

История искусства середины ХХ века

7 декабря Галерея ARTSTORY приглашает на лекцию «История искусства середины ХХ века,  рассказанная художниками и их добрыми знакомыми» в рамках...

Проект «Революция 360» в формате VR

Со 2 по 4 декабря в Центре дизайна ARTPLAY пройдет мультимедийный проект «Революция». В его рамках будут представлены фильмы в...

Новогодний клип БРАНДО догнал новое видео Дудя в YouTube

Анимационное lyrics video «Новогодняя» московской инди-поп группы БРАНДО вышел в тренды русского YouTube. Романтический дэнс-боевик за несколько часов с момента релиза занял вторую позицию в рейтинге популярности канала и едва не обогнал новое видео Юрия Дудя.

Японские императоры «озолотили» российских звезд

От японских косметологов недавно в России узнали о чудодейственных омолаживающих масках для лица из золота. До сих пор в Индии в оздоровительных целях золото применяют внутрь в форме порошка или таблеток, а долгожители-японцы добавляют тонкую золотую фольгу в воду или саке.

«Москва, ты в памяти моей останешься…»

В Международном Художественном Фонде прошел авторский международный выставочный проект «Marany Art gallery» и МОО Творческого союза «Кисть бесконечности» «Москва, ты в памяти моей останешься…»

Великой Люсе

Фотохудожник и режиссер Аслан Ахмадов запустил клаудфайдинговый проект по сбору средств для выпуска уникальной книги фотографий, посвященной великой Людмиле Марковне Гурченко.
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

Вечер памяти Ильи Кормильцева

10 декабря в клубе Мумий Тролль Music Bar состоится творческий вечер «Прогулки по воде», посвященный памяти Ильи Кормильцева — поэта,...

Узнай, «Чего хочет Джульетта»

С 7 декабря в прокат выходить французская комедия «Чего хочет Джульетта». Можно не только посмотреть фильм, но и выиграть поездку...

История искусства середины ХХ века

7 декабря Галерея ARTSTORY приглашает на лекцию «История искусства середины ХХ века,  рассказанная художниками и их добрыми знакомыми» в рамках...

Проект «Революция 360» в формате VR

Со 2 по 4 декабря в Центре дизайна ARTPLAY пройдет мультимедийный проект «Революция». В его рамках будут представлены фильмы в...

Передвижники и импрессионисты. На пути в XX век

30 ноября 2017 года в ГМИИ им. А.С. Пушкина открывается выставка «Передвижники и импрессионисты. На пути в ХХ век». Выставка...
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/