призвание

Русские груши в Париже

Имя Андрея Шарова всегда ассоциировалось у меня с российским fashion. Андрей – его ветеран, один из почетных основателей, и представить без него этот субмир просто невозможно. Но неожиданно на какое-то время он исчез из медийного поля, да и не только он – из тех, кто начинал в 90-е наше модное движение, мало кто сегодня на виду.

И я почти забыла о нем, пока однажды на стене в Facebook не увидела его живопись. Легкая и радостная, она поднимала настроение, удивляла и манила. Андрей оказался прекрасным колористом и крепким живописцем! Захотелось увидеть его работы вживую. В Москве это как-то не складывалось, зато получилось в Париже, куда я прилетела из бесконечной московской зимы, а там, в саду Тюильри зацветали первые крокусы и нарциссы, где-то уже шуршали беспечными струями фонтаны. На модных площадках вовсю шла Неделя моды прет-а-порте. Но я стремилась на персональную выставку Андрея Шарова.

Андрей Шаров. В студии (за работой)

Андрей Шаров. В студии (за работой)

Андрей, вы сейчас совсем не занимаетесь модой?

Я уже четыре года, как официально перестал заниматься этим.

Может быть, вы еще вернетесь?

Нет, хватит! Я жалею, что долго занимался модой, надо было раньше с этим завязывать.

Почему?

Потому что это абсолютно бесперспективное занятие. Я считаю, что сделал все, что мог. А когда упираешься лбом в потолок, тратить попусту потенциал творческой жизни дальше незачем. На самом деле я никогда не мечтал стать дизайнером одежды. Всегда хотел быть живописцем.

Так исторически сложилось, что я поступил в Технологический институт с тайной мыслью перевестись в Строгановку, тогда это было возможно. Но поскольку в технологическом оказалась очень хорошая, сильная кафедра живописи и качество преподавания, я не стал никуда уходить.

Во время учебы у меня уже была своя студия. Тогда же в Лондоне и в Праге состоялись мои первые выставки. Я успел «сесть в тот поезд», когда была мода на русских художников. В 1989–1990-м несколько раз бывало так, что из моей студии вывозили все работы, даже еще не до конца высохшие.

А потом абсолютно случайно попал в Театр Виктюка, и он мне так понравился, что я очень захотел там работать, поэтому живопись ушла на второй план. Так я начал заниматься театром.

Работали в театре как художник-постановщик или художник по костюму?

Декорациями, сценографией и костюмом в том числе. Когда я пришел в Театр Виктюка, в первом же его спектакле мне предложили делать сразу и костюмы, и декорации. Как делать костюм, я еще представлял, а вот что такое декорации? Но я тогда ничего не боялся, мне все было «по барабану»: декорации, так декорации. Конечно, никакого шедевра не получилось, но по крайней мере я учился сразу в театре тому, что такое колосники, что такое закулисная часть и т.д.

На сегодня мною сделано больше 45 спектаклей в театрах Москвы. Я поработал даже в Новосибирском театре оперы и балета, оформлял балет, который ставила Алла Сигалова.

Груши утренние, 2011

Груши утренние, 2011

А когда же был у вас «модный» период?

Потом – уже из театра – родилась мода. Я начал делать разные перформансы, потом это переросло в нечто похожее на то, что мы называем одеждой. Начинал с Недели неукрощенной моды в Риге в начале 90-х, возил туда свои первые опусы из булавок, ложек, вилок, часов. Одеждой это было сложно назвать. Мы, собственно, как раз все оттуда и начали – Бартенев, Цигаль, Бухинник, Статкявичус, я. Эта рижская неделя стала для нас мощным толчком в творческом развитии, а к концу 90-х я начал задумываться о том, что хорошо бы заниматься одеждой, которую носили бы люди. Это был довольно-таки сложный процесс переосмысления.

Начало 2000-х я потратил на то, чтобы сделать свое первое производство, и вскоре у меня работало уже 28 человек. В Москве тогда даже стали проводить недели высокой моды, переросшие потом в более-менее цивилизованные недели прет-а-порте, куда начали приезжать известные критики. Правда, они не понимали, о чем здесь писать и зачем их сюда зовут, потому что наши недели не вписывались ни в один график и формат этих самых недель. И вот они поездили сюда год, два, три и потеряли интерес.

Потом мы пытались привозить свои вещи в известные шоу-румы Италии. Но местные специалисты удивлялись: «А чего это вы едете к нам?» Когда мы отвечали, что хотим для Европы работать, они крутили пальцем у виска и говорили: «Что-то вы ребята не очень разбираетесь в экономике вопроса». И это действительно было так. Поэтому у нас никак не получалось взаимопонимания, мы хотели выйти на мировой уровень, а у них были совсем иные цели. В общем, нестыковок случалось достаточно.

В результате к 2008 году я решил, что наигрался, хотя был чуть ли не единственным, кто успешно сотрудничал с Bosco и отдал этому делу 20 лет. Но заниматься тем, что не имеет никаких перспектив, не хотелось. А самое главное, и душевной отдачи уже не было никакой, все выгорело, была пустыня. Я просто устал, и последнее время работал уже по инерции.

Букет, 2013

Букет, 2013

Знаю, что вы работали и в кино.

Да, поводом уйти из моды послужило еще и то, что в 2006 году я начал серьезно трудиться в кино, о чем тоже мечтал, а это отнимало довольно-таки много сил и времени. Гарик Сукачёв пригласил меня работать с ним над картиной «Дом Солнца», где надо было скрупулезно воссоздать атмосферу 1974 года, в которой существовали московские хиппи, и андеграундную культуру того времени. И я очень этим увлёкся. С нами работали хорошие консультанты, потому что я 74-й год помню очень относительно, сам в те годы с хиппи никогда не сталкивался. Пришлось всё изучать с нуля. А поскольку Гарик очень внимательно относился к тому, чтобы это была «не лажа», не ряженые, а настоящие, абсолютно атмосферно созданные люди, то, конечно, на все уходило много времени и сил. И меня это так захлестнуло, что я практически бросил все остальные дела.

Потом сидел в совершенно подвешенном состоянии: не знал, чем буду в этой жизни заниматься, потому что к этому времени работа в кино тоже закончилась. Я даже не знаю, снимают ли сейчас то кино, которое мне было бы интересно как художнику.

В театре так же работал: всегда брал одну-две, максимум три постановки в год. Поэтому и здесь тоже сложилась нестабильная ситуация: работа то есть, то нет.

Но вы известны еще и как прекрасный живописец, расскажите о ваших творческих периодах.

Шаров5-б

Одри Хёпберн, 2012

У меня была чудесная студия на Арбате, я всю жизнь пописывал картинки и решил осуществить свою мечту – умереть живописцем. Сначала как на работу туда ездил. Я был тогда в дикой депрессии. Приезжал в студию, садился за мольберт и начинал «разыгрывать гаммы», года два писал груши – расписывался. Но для меня это были не груши, а цветовые гаммы. Потом пошло-поехало, и нашелся человек – Василий Клюкин, который стал коллекционировать мои работы, и у меня появились какие-то финансовые возможности. Вскоре мы подружились, и он предложил мне помощь в продвижении и раскрутке, создал структуру Stars-Bridge, которая этим занимается во Франции, потому что он сам там живет.

Вообще, мой первый живописный всплеск был в 80-х годах. Правда, случались паузы, потому что тогда была еще служба в армии. Но в 1984 году я успел перед ней сделать свою первую выставку на факультете. Потом был двадцатилетний период, когда я писал от случая к случаю. Сейчас за последние 2,5 года сделано очень много работ. Я чувствую, как «набираю сок», потому что долго не занимался живописью. И хочется уже не просто цветовые гаммы разыгрывать, хочется вкладывать более глубокие эмоции.

У меня есть серия портретов известных личностей. Одри Хёпберн я писал, наверное, последних лет 10. Даже делал отдельную выставку «Одри Хёпберн» в 2005 году. Потом начал писать портреты людей, которые в моей жизни оставили какой-то след. Среди них были и актёры, и музыканты, и Джим Моррисон, в том числе. Я и по сей день продолжаю их писать, вот, к примеру, портрет Баскии, чье творчество открыл для себя не так давно. Сейчас есть задумка поработать с классикой: на этой выставке представлен портрет Дюрера с супом Сampbell’s на майке.

Красные бутылки, 2012

Красные бутылки, 2012

На вашем вернисаже в Париже было много народа…

Это было очень приятно, хотя не могу сказать, что покорил Париж. Но все впереди, ведь это лишь первая моя выставка здесь, и вообще выставочную деятельность я возобновил только два года назад. Первая большая выставка прошла в Башне «Федерация» в Москва-Сити, ей был отдан целый этаж. Пришли полторы тысячи человек, среди которых было много друзей, звезд, музыкантов, актеров, художников. Москва – мой родной город, я родился здесь, а район ВДНХ – моя малая родина.

Джон Леннон, 2012

Джон Леннон, 2012

За короткое время я сделал несколько выставок в Майами и Монте-Карло.

И вот сейчас – выставка в Париже. Дальше тоже много планов. Рассказываю только о крупных выставках, однако были и мелкие. В сборных я не участвую, уже набаловался этим, делаю только персональные. Это такая установка, как бы тяжело ни давалось. У меня есть студии в Монако и Москве: могу работать и там, и здесь. Сейчас думаю над тем, чтобы снять студию в Париже, здесь я еще не творил, а юг Франции уже полюбил.

В прошлом году я полтора месяца проработал в Вильфранш-сюр-Мер и был абсолютно счастлив. Это маленький городок между Монте-Карло и Ниццей, и там великолепно. Хотя за месяц так и не дошел до моря, но мне было достаточно, что его видно из окна. Вставал, смотрел на него, у меня было прекрасное настроение, и уже просто не хотелось от работы отрываться – я получал истинное удовольствие. И производительность тогда была исключительная, видимо, это солнце, воздух и море, сделали свое дело.

Не знаю, сколько мне активной творческой жизни осталось, но сюда на открытие выставки приходил Оскар Рабин, который потряс своим позитивным взглядом на вещи и энергичностью. Мы поговорили с ним, мне показалось, что он кайфует от жизни в свои 85 лет и находится при этом в потрясающе хорошем тонусе. Хочу так же, как и он, как можно дольше оставаться в творческой форме, для меня это очень важно. И уже сейчас жду момента, когда после выставки снова засяду в студии и начну работать.

 

Беседовала Александра Гончарова
Париж. Galerie W Matignon

Еще на эту тему

Наталия и шоколадная мини-фабрика

Удивительная история про то, как Наталия Бойченко и ее муж Сергей Юдин решили создать мини-фабрику по производству натурального шоколада и судьбоносную встречу с Анной Благовидовой, дипломатом по образованию и кондитером по призванию. Что из этого получилось – в рассказе корреспондента Eclectic.

На пути к счастью

Она, одна из первых в нашей стране, начала разрабатывать игровую и семейную психотерапию для лечения различных форм нервно-психической патологии.

Юрий Грымов, фото

Юрий Грымов: «Я всегда знаю, какие ощущения хочу получить»

Юрий Грымов в этом году отметил 50-летний юбилей, но человек-оркестр, скромно называющий себя режиссером, не теряет запала


Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

Персональный подход

22 февраля Московский музей современного искусства на Петровке, 25  представляет новую экспозицию «Персональный подход», которая продолжает знакомить зрителей с обширной...

Главное культурное событие зимы

С 16 по 25 февраля 2018 года в Сочи проходит один из самых известных и значимых культурных форумов нашей страны...

Коллекционеры Москвы собираются на ярмарку

24 февраля с 12 до 17 часов в Галерее классической фотографии пройдёт очередная Ярмарка Клуба коллекционеров фотографии. Сегодня Галерея на...

Счастье без посредников

Выставка картин нашего автора Анжелики Заозерской в окружении звезд эстрады. 8 марта состоится долгожданное событие — первая персональная выставка картин...

Герой Дианы Арбениной — музыкант из Инстаграм.

Диана Арбенина, Ночные Снайперы
Песня «Инстаграм» будет следующим синглом группы «Ночные Снайперы». Сейчас идет тур группы, который завершится грандиозным шоу в «Олимпийском».

Новое яркое приложение для фотопечати

Всего за несколько кликов в меню приложения можно создать и напечатать фотокнигу, набор фотокарточек и магнитов, постер или арт-холст для интерьера, уникальный пати-пазл для друзей, а также футболки, календари и кружки с авторским дизайном.

Коты спасают Москву от снега

Веселые позитивные ролики с котами стали по-настоящему вирусными – сеть заполонили видеозаписи с работящими хвостатыми персонажами.

«Ночные Снайперы» презентовали клип «Грустные люди»

В новом клипе группы «Ночные Снайперы» снялся актер Артур Смольянинов. Недавно состоялась премьера видео на песню «Грустные люди».
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

Персональный подход

22 февраля Московский музей современного искусства на Петровке, 25  представляет новую экспозицию «Персональный подход», которая продолжает знакомить зрителей с обширной...

Главное культурное событие зимы

С 16 по 25 февраля 2018 года в Сочи проходит один из самых известных и значимых культурных форумов нашей страны...

Коллекционеры Москвы собираются на ярмарку

24 февраля с 12 до 17 часов в Галерее классической фотографии пройдёт очередная Ярмарка Клуба коллекционеров фотографии. Сегодня Галерея на...

Счастье без посредников

Выставка картин нашего автора Анжелики Заозерской в окружении звезд эстрады. 8 марта состоится долгожданное событие — первая персональная выставка картин...

Предчувствие весны

27 февраля в Доме музыки  состоится концерт Нины Шацкой – «Предчувствие весны». Прозвучат любимые старинные романсы и песни на стихи...
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/