Скромное обаяние петербуржцев

Экскурсионный маршрут по Санкт - Петербургу.

Однажды кто-то из гостей моего родного города высказал такую мысль, что в старом Петербурге интересно проводить время как в городе-музее. Но коренные петербуржцы из старых районов знают, что это такое – жить в дореволюционных домах с окнами, выходящими на глухую кирпичную стену, с незапланированными ванными, без лифта и мусоропровода, во дворах-колодцах, где никогда не бывает солнца. И все же ни за какие блага цивилизации они не откажутся от всей этой истории. Поэтому гости Петербурга всегда могут быть уверены в том, что кто-то ее сохраняет.

«Пятница, вечер»

Родившимся в Ленинграде или Петербурге авансом выдают медаль. За что – смутно начинаешь догадываться еще в детстве по взглядам пассажиров многонационального двухдневного поезда куда-нибудь на юг, который раньше был так же обязателен, как рыбий жир. Румяные тети давали конфеты и гладили по голове, смуглые усатые дяди могли показать живого кролика и послать в купе для мамы курагу в знак уважения. Бабушкины рассказы о «колыбели революции», войне и блокаде несколько проясняли получение бонусов, но пионерское сердце разрывалось от возмущения, когда, вытерев слезы после нахлынувших воспоминаний, бабушка вдруг добавляла: «Пленных немцев было жалко, такие милые интеллигентные люди…»

Да, за интеллигентность вам тут простят все. Пожилые петербуржцы упорно сохраняют и пытаются передать по наследству некоторые имперские замашки, которые при ближайшем рассмотрении не только не лишены смысла, но выстраиваются в систему правил, помогающих тут выжить. Термин «выжить» до сих пор актуален, поскольку Санкт-Петербург, как известно, построен далеко не в лучшем для жизни месте, никто не хотел его возводить и не хотел тут жить. Когда я прохожу мимо Медного всадника, единственная мысль, которая меня посещает при взгляде на фигуру Петра в фантастической позе «здесь будет город заложён», – во дает! Туристы приезжают сюда в основном летом – и правильно делают. Поэтому почти все они хотят еще раз сюда вернуться, и только те, кто пережил в Петербурге зиму или две, останутся здесь навсегда.

«Велопарад»

К приезжим в Петербурге всегда было доброжелательное отношение. Не так, как в курортных городах, где аборигены осознают прямую выгоду от посещения туристов, а как в хранилище общего достояния, на которое имеет право посмотреть любой потомок бывшей огромной империи. Возможно, он добирался до ближайшего аэропорта на оленях или пришел сюда пешком, как некогда в другую столицу Ломоносов, или это вообще иностранец – местный житель обязан объяснить, где находится тот или иной музей, театр, мост, церковь, памятник, набережная и как туда пройти или проехать. В Петербурге двести или больше музеев, и с детства считается необходимым знать, где и что находится. На первых же школьных уроках английского учат, как указать иностранцу дорогу к Эрмитажу: «Ю хэв ту тэйк э троллибас намба тен!» Не ответить на вопрос приезжего считается неприличным.Если случился казус и ты забыл, где, например, музей железнодорожников, необходимо остаться с гостем города и выяснить это у прохожих или пойти искать вместе.

В Петербурге принято спокойное отношение к представителям различных национальностей – в бывшей имперской столице это считается в порядке вещей. Моя соседка, помнящая довоенную жизнь нашего дома, с нежностью вспоминает дворника Ахмета, который содержал двор-колодец в чистоте, топил зимой снег в огромном чугунном котле, посыпал дорожки песком и угощал детей леденцами. Сейчас нашего дворника зовут Эрика, с самого рассвета слышно ее метлу, лопату, а иногда и лом, так что и она пользуется заслуженным уважением жильцов и никто не интересуется ее национальностью.

«На страже мира»

Лучшие фрукты можно купить в лавке у молдаван, за свежей бараниной ездят к мечети, хорошими ресторанами считаются грузинские и армянские. В Петербурге двести или больше храмов, среди них – церковь святой Екатерины Армянской апостольской церкви, католический храм святой Екатерины Александрийской, лютеранская церковь святых Петра и Павла, соборная мечеть, Большая хоральная синагога и самый северный в мире буддийский дацан. «Понаехали» тут говорят про тех, кто толкается в очереди, не уступает в транспорте место пожилым людям, кричит из окна или бросает мусор на улице.

2

«1, 2, 3, 4, 5 – я иду искать!»                                                  «В ожидании Карлсона»

В граде Петра нужно правильно говорить, четко называя вещи своими именами: если где-то на фермах бегают курицы, то на прилавках лежит мясо куры; поребрик, может, звучит и архаично, зато является тем самым важным ребром, которое всегда можно отыскать ногой под снегом, чтобы не угодить в историю. Сосули – это то, чем пугают детей, и не потехи ради, потому что в узких дворах на скатах старых крыш эти самые сосули вырастают со слона и являются угрозой для жизни. В словах также очень важны ударения: если вы отправите письмо без индекса на улицу Гаванскую, то оно может оказаться в разных частях города, поскольку одна из улиц с таким именем и ударением на втором слоге названа в честь дружбы со свободолюбивым народом Кубы, а другая, с ударением на первом, находится в Гавани на Васильевском острове, рядом с морским портом. Если улица Вёсельная на том же острове будет произнесена неправильно, то местные жители быстро угомонят неоправданную веселость и объяснят, что на этой улице находились весельные мастерские и это одна из старейших улиц Петербурга.

«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать», – эти строки Иосифа Бродского начертаны на памятнике Анатолию Собчаку, первому мэру Петербурга, который поставили на 27‑й линии острова; подписи автора под строками почему-то нет. В Петербурге около тридцати островов, самые крупные – Васильевский, Петроградский и Крестовский – образуют отдельные районы, жители которых всегда знают график развода мостов, начало и конец навигации и живут своей обособленной жизнью, в которой вышеупомянутые правила поведения имеют особое значение.

«Глубокое небо»

Туристам нравится заходить в старые дворы, отслеживать роковой путь Раскольникова до квартиры старухи-процентщицы или бродить вдоль Невы, в которую цирюльник Иван Яковлевич швырнул завернутый в тряпку нос коллежского асессора Ковалева, – тут все осталось как и было, поэтому местные жители не находят в литературной классике ничего мрачного или фантастического. Напротив – это вроде посещения психолога: чтение проживавших в Петербурге писателей долгими зимними вечерами помогает осознать смутное состояние души, которое наступает с убыванием светового дня и отпускает только в начале мая.

По статистике, петербуржцы могут рассчитывать на шестьдесят два солнечных дня в году, так что появление солнца тут всегда событие. Уже в начале марта, когда в городе еще лежит снег, у крепостной стены Петроградского острова можно увидеть загорающих; их пальто и шубы будут лежать рядом. Это может выглядеть странно, но здесь никто не удивляется: появилось солнце – нельзя терять ни минуты. Люди спокойно раздеваются в центральных парках, вдоль рек и каналов, но крепостная стена – самое первое и самое традиционное место, документальная хроника это подтверждает.

«Наяда»

Однажды я брала интервью у очень пожилого профессора географии – который, впрочем, выглядел довольно бодро, передвигался по городу на велосипеде и сам варил варенье. Он родился еще в Петербурге, жил в Петрограде и Ленинграде, потом снова оказался в Петербурге, и меня очень интересовал вопрос о переменах в современном городе. Профессор рассказывал об утраченных зданиях, о расширении границ городской среды, о километрах заасфальтированной площади, и я, наконец, спросила прямо – что он скажет о местных жителях и о правилах их поведения, что изменилось в этом смысле. Он немного задумался и уверенно ответил: «Ничего». Мы оба вздохнули с облегчением.

 

Ольга Пакунова
Фотографии: Дэн Каменский

 

Еще на эту тему

Карнавальный беспредел

Карнавал – соединение праздника и смеха, переодевания и масок, коллективного шествия и коллективного же безумия. Карнавалы давно стали не праздниками местного значения, а глобальными туристическими событиями.

Крылатые перспективы

Еще несколько десятков лет назад трудно было представить, что человек, подобно птице, сможет перемещаться по небу на большие расстояния, используя для этого только энергию солнца, восходящие потоки воздуха – и… крыло – параплан!

Что немцу,.. то русскому…

Жители Московии любого иноземца называли немцем. Он немой: по-нашему не говорит, головой кивает, улыбается. Улыбается ведь, негодяй. А слова в простоте не скажет.


Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

Гастрольную жизнь Малого театра покажут в «Шереметьево»

Фотовыставка «Малый театр на гастролях», посвященная гастрольной деятельности Государственного академического Малого театра, откроется 11 декабря в Международном аэропорту «Шереметьево». На...

В Галерее Классической фотографии – японская поэзия

Галерея классической фотографии на Саввинской набережной продолжает цикл лекций, знакомящих посетителей с культурами других стран и народов. В Галерее экспонируются...

Баранкин будет человеком в Вегасе

12 декабря впервые на московской сцене — в Вегас Сити Холле будет показана музыкальная постановка «Баранкин, будь человеком!» по мотивам...

Соль как метафора времени

В Крокин  Галерее открылась выставка Татьяны, Сергея и Анны Костриковых «СОЛЬ». В экспозиции объекты и видео. Принцип руинированности объекта искусства...

С китайской живописью встречаем Новый год

Центральный Дом художника открывает выставку-продажу картин «Сказки Поднебесной». Зимняя ярмарка объединила современных российских художников со своими уникальными работами сразу в нескольких стилях традиционной китайской живописи.

Весь гламур на ВДНХ!

Александр Васильев показал на своей выставке «Гламур 80-х» платье, которое стоит как 4-комнатная квартира в Париже.

Герои Станиславского

Традиция и современность стали основной темой вечера. И дело не только в художественном оформлении сцены, сделанной в виде усадебной веранды, исторических костюмах, но в самой поистине чеховской и мхатовской атмосфере вечера.

Александр Болдачев исполнит в Японии Freddie Mercury на арфе

В ноябре и декабре 2018 года пройдёт серия концертов российского арфиста Александра Болдачева, уже полюбившегося японской публике. Предстоящие гастроли станут десятой, юбилейной поездкой в страну восходящего солнца.
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

Гастрольную жизнь Малого театра покажут в «Шереметьево»

Фотовыставка «Малый театр на гастролях», посвященная гастрольной деятельности Государственного академического Малого театра, откроется 11 декабря в Международном аэропорту «Шереметьево». На...

В Галерее Классической фотографии – японская поэзия

Галерея классической фотографии на Саввинской набережной продолжает цикл лекций, знакомящих посетителей с культурами других стран и народов. В Галерее экспонируются...

Баранкин будет человеком в Вегасе

12 декабря впервые на московской сцене — в Вегас Сити Холле будет показана музыкальная постановка «Баранкин, будь человеком!» по мотивам...

Соль как метафора времени

В Крокин  Галерее открылась выставка Татьяны, Сергея и Анны Костриковых «СОЛЬ». В экспозиции объекты и видео. Принцип руинированности объекта искусства...

Группе «Кватро» 15 лет!

19 декабря 2018 года на сцене Государственного Кремлевского дворца состоится грандиозное шоу – юбилейный сольный концерт вокальной группы «Кватро». Повод...
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/