хобби

За свободой в облака

На странице Глеба Вореводина в одной из социальных сетей я зависла на два часа, не в силах отвести глаз от того прекрасного мира, который он наблюдает через видоискатель фотоаппарата. А ведь он не фотограф — он спортсмен, бейсджампер (англ. basejumper) — или просто бейсер, парашютист, вингсьютер, обожающий прокси-полеты. Все эти модные слова я выучила уже после интервью с Глебом. Больше всего мне хотелось представить себе, что чувствует человек во время свободного падения…

1

Глеб, расскажите, пожалуйста, когда вам впервые пришла мысль о прыжке с парашютом.

С детства мечтал стать парашютистом. Правда — представлял себя десантником. Как почти любой мальчишка в мое время, я был «стихийным милитаристом»: из игрушек — только солдатики и автоматы. С возрастом эта мечта ушла вглубь, но не стерлась, и когда я понял, что научиться прыгать с парашютом вполне реально, — пошел учиться.

Сколько лет уже занимаетесь этим?

Лет двенадцать, наверное.

То есть не «прям вот» с юности?

Нет, я начал уже в зрелом возрасте, отучившись в институте и отзанимавшись единоборствами (а занимался я, что называется, плотно — выступал на международных соревнованиях). Закончив спортивную карьеру, тренироваться не прекратил, но обнаружились излишки свободного времени. Появились какие-то деньги, и мне «загорелось» сделать то, о чем мечтал еще мальчишкой.

Как это переросло в профессиональное направление?

Меня это захватило целиком, я серьезно вкладывался в свое обучение. Азартно нарабатывал умение — и в один прекрасный момент понял: ничем другим заниматься не хочу. Хобби переросло в бизнес. Сейчас пытаюсь поставить это дело на поток, чтобы ничем себя больше не утруждать. (Смеется.)

Сейчас у вас клуб?

Не клуб — я работаю инструктором на аэродроме. И у меня есть свои проекты, связанные с горами.

Что привлекает вас в небе? Почему вам нравится прыгать?

Я не понимаю, как можно не хотеть летать. Человек всегда мечтал взлететь — иначе он не рисовал бы ангелов. И сегодня, когда это стало практически безопасно благодаря высокому уровню развития парашютной техники, я уверен — летать должны все. Да, изначально это было опасно, сильно опасно: когда испытывали первые парашюты, люди часто гибли. Но за прошедшие десятилетия парашюты стали настолько совершенны, что улучшать уже нечего. Сейчас они без преувеличения безотказны: компьютерные технологии откроют запасной парашют, даже если прыгнувший потеряет сознание.

А как правильно называется экипировка, в которой парящий человек становится похожим на белку-летягу в прыжке?

Это костюм-крыло — вингсьют.

Костюм-крыло… Даже звучит романтично. И вот вы парите — что чувствуете в эти непродолжительные минуты? Вы же на потоках воздуха держитесь, правильно?

Да. С одной стороны, это, конечно, реальный полет — ты не управляешь какой-то машиной, ты управляешь своим телом — но стопроцентным все-таки его назвать нельзя: все равно ты падаешь. Ты замедляешь скорость падения, к примеру, со 150 до 20–40 км/ч, но вверх тебе не подняться — есть возможность только регулировать быстроту снижения.

Сколько минут может длиться полет?

Если прыгаешь с самолета, с 4000 метров, до открытия парашюта, которое происходит на 1000 метров, проходит примерно минуты три. Это в костюме-крыле. Обычный прыжок с парашютом — без костюма — занимает где-то минуту.

Три минуты – это для того, кто стоит с секундомером. А для вас в полете? Время растягивается?

По-разному — примерно как при езде на машине: иногда ты в каких-то своих мыслях ползешь в пробке и не замечаешь, что прошло уже 4 часа, а порой куда-то опаздываешь — и минуты кажутся вечностью. Все зависит от психологического состояния. Иногда — как прыжок с трамплина, иногда — как восход солнца.

Что заставляет человека, едва приземлившись, снова лезть в горы, тратить день — а то и дни, — чтобы потом пролететь всего-то три минуты?

Есть такие горы, ради которых оно того стоит. На Эверест люди ведь тоже поднимаются. С перелетами, восхождением — тратят по два месяца. А тут — два дня на все! Но это ни с чем не сравнить: сам полет и чувство абсолютной свободы — летишь куда хочешь! Красота! Под тобой — только дымка, облака, земля бежит… А главное, что ты делаешь это без помощи техники, реально сам летишь. Прыжок в вингсьюте — это захватывающий полет, и передать словами всю гамму ощущений просто невозможно. Бейсджампинг тоже затягивает: всегда хочется прыгнуть с какой-то новой горы, в незнакомом месте. У всех гор — разный рельеф. Иной раз можно пролететь в метре от елки, мимо водопада, над горной рекой, высокогорным лесом. Траектория полета может напоминать горнолыжную трассу: здесь резкий поворот, здесь крутой спуск… То же самое и в горах: ты можешь лететь вдоль отвесной стены, словно мчишься по невидимой лыжне. И потом, это совершенно новая эстетика восприятия мира: хочется видеть под собой всё новые пейзажи, попадать в новые истории… Ну, и с парашютом мне тоже не надоело прыгать — после прыжка с самолета можно облетать облака, поворачивать, ускоряться, замедляться.

Глеб Вореводин

А потоки встречного ветра чувствуются?

Ветер не чувствуешь, потому что у тебя довольно большая скорость и ты либо вертикально падаешь со скоростью 150 км/ч при прыжках с простым парашютом, либо — как в вингсьюте — набираешь горизонтальную скорость. Кстати, в вингсьюте, когда ты летишь рядом с человеком на маленькой скорости, можно даже поговорить. Только говорить надо громче. (Смеется.)

В каких горах вы уже прыгали?

Да во всех, в каких можно — разве что кроме Америки, потому что там бейсджампинг нелегален и предполагает довольно серьезный штраф. А так — облетал всю Европу, Африку, Китай…

Здорово! А чем параплан отличается от крыла и классического парашюта?

Это такой вид парашюта, который — в отличие от обычного — при восходящих потоках воздуха может набирать высоту, словно забираться по ним наверх. На восходящих потоках в горах летают очень подолгу; на параплане даже катают пассажиров.

А вы летали на таком?

Нет. Мне нравится свободное падение и неинтересно «тащиться» за парашютом — я от этого «не тащусь». (Смеется.) Парашют и параплан — весьма различные виды спорта: это как сноуборд и лыжи, тоже кардинально разные дисциплины, с разными техническими возможностями и физическими нагрузками.

Как меняется восприятие земной реальности после экстремальных ощущений от полета и немалого количества выброшенного в кровь адреналина?

Становится — нежнее, что ли… Я люблю приехать после 2-3‑недельного турне, спокойно влиться в эту во всех смыслах земную жизнь, покататься с детьми на велосипеде, забрать их из садика, свозить на тренировки. Мне нравится, набравшись там впечатлений, переваривать их в обычные будни. Да и внизу бывать мне тоже вполне по душе — например, путешествовать, открывать для себя другую природу, климат, посещать монастыри, замки, исторические места…

Я видела ваши фотографии: вы способны увидеть не только «крупный план» рельефа под собой, но и маленький цветок среди засохших стебельков травы на горном склоне. Создается ощущение, что вы романтик, и не только воздушный, но и вполне земной…
Думаю — да, конечно, романтик… И считаю, что это нормально. (Смеется.)

Те, кто прыгают в «крыле», — они романтики или больше спортсмены?

Обычные люди. И абсолютно разные. Есть романтики, есть полусумасшедшие. Это может быть «полет души», хобби или спорт — для всех по-разному. Каждый человек, придя в тот или иной вид спорта, обживает его «под себя». Для меня это сейчас — практически образ жизни.

Насколько продолжительна история увлечения «крылом» в России?

Лет 10-15, в мире — лет на 5 больше. За это время произошло развитие и самого «крыла»: раньше они были в два раза меньше, из другого материала, не так хорошо надувались и качество полета было совсем другое.

Было больше риска?

Было меньше возможностей. Это как если сравнивать, к примеру, «Жигули» и «Мерседес». Если раньше вингсьют использовался, чтобы просто прыгнуть со скалы, как можно дальше от нее улететь и открыть парашют на безопасном расстоянии, то с появлением новых возможностей люди, наоборот, стали с его помощью летать вдоль склонов, а парашют использовать для приземления. Вингсьют превратился в хорошо управляемый «гоночный болид». Можно лететь, почти «облизывая» скалы, парить в расщелинах. Но все равно в конце полета нужно отдалиться от скалы хотя бы на 100 метров, чтобы при открытии парашюта избежать столкновения.

Есть такая поговорка: «Хочешь узнать человека — возьми его в горы». В вашем случае она работает?

Да, конечно.

Часто ли вам встречались люди, которые ушли со склона, так и не прыгнув?

Я не видел ни разу. Хотя, наверное, такие бывают — и это их право, в этом нет ничего предосудительного. Меня, например, пугают лазания по пещерам — я испытываю дикий ужас; или страшно смотреть, как люди на мотоциклах гоняют. Сейчас на свете столько видов экстремальной и околоэкстремальной активности, что вовсе не обязательно прыгать с парашютом. Можно заниматься серфингом, нырять с аквалангом… Каждый подберет что-то подходящее именно ему.

Это, кстати, дорогое удовольствие?

Не запредельно дорогое: 1000–1500 долларов стоит сам вингсьют, 2000 долларов — парашют. Если сравнить с тем, сколько зарабатывает «средний» москвич, то и говорить не о чем. За 8000 рублей можно найти билеты в Европу, там снять кемпинг, сделать визу, и всё — живи, прыгай! Дорого обходится попадать в какие-то экзотические места, труднодоступные районы, на очень высокие горы. Основные траты — на обучение: сначала учишься прыгать с парашютом, потом — вингсьют, опять же сначала с самолета, и далее — можешь учиться бейсджампингу. Там тоже несколько ступеней развития: сначала без вингсьюта прыгаешь и только с безопасных скал, а потом начинаешь потихоньку усложнять задачу.

Есть ли в бейсджампинге девушки?

Девушки сейчас есть везде. Нормально прыгают — живы, здоровы. Я рад за них, но сам женщин не обучаю.

Вы берете только крепких парней?

Ну почему сразу крепких — здесь такого понятия нет. Если говорить о самом прыжке, а не о длительном подходе куда-то в горы, то нет нужды в особой выносливости и физической подготовке. Точки, где можно прыгать, абсолютно разные: бывает — лезешь черт знает куда двое суток, а порой — подъехал на машине, вышел и прыгнул.

А если попробовать выразить одним словом то, за чем вы лезете в горы и прыгаете с головокружительной высоты, то что это будет?

Свобода. Абсолютная свобода. (Счастливо улыбается.)

 

Беседовала Алла Никифорова
Фотографии из архива Алексея Питаленко и Глеба Вореводина
Видео с Глебом Вореводиным  

Еще на эту тему

Диджеинг. Курс молодого творца

Когда мне предложили пройти курс классического диджеинга в Umaker – школе радио, диджеинга и звукозаписи, я согласилась сразу и не думая.

Make preference, Not war!

Вначале было слово, и слово было «пики»

О чем молчат куклы

Истории, рассказанные ECLECTIC Анной - будуарной шелковой куклой и другими уникальными игрушками


Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

Фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival

Третий фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival пройдет сразу в пяти городах России с 30 января по 3 февраля. Зрители...

Версия без слов по мотивам пьесы А. Камю

Образ знаменитого римского императора Гая Цезаря по прозвищу Калигула до сих пор продолжает жить, перерождаясь из века в век в...

Битва за урожай

11 января в Крокин галерее открывается выставка Антона Чумака «Битва за урожай» — живопись, объекты. Этот проект — попытка применить...

Зимний международный фестиваль искусств в Сочи

С 14 по 24 февраля 2019 года в Сочи будет проходить один из самых известных и значимых культурных форумов, проходящих...

Шедевры живописи. Арфа и саксофон

На выступления Александра Болдачёва стремятся попасть все те, кто любит классическую музыку, ценит виртуозную игру и наслаждается подлинным исполнительским мастерством.

«Гастрономическая карта России» познакомила Заполярье со «Вкусом Арктики»

Для команды это был и вызов, и эксперимент. Фудтраки ГАЗель NEXT специальной серии более 8 часов работали в автономном режиме на горнолыжном склоне при температуре -15.

Немаленький принц растрогал зрителей

Это увлекательное путешествие в мир образов любимого всеми произведения, через призму персонального восприятия главной героини. Постановка раскрывает тему преемственности поколений, передачи навыков, знаний, житейской мудрости от поколения к поколению.

В Москве обсудили методические рекомендации для обучения в автошколах

По мнению президента Общенационального союза автопрофессионалов «Гильдия автошкол» России Сергея Лобарева, автошколам необходимо давать больше практических занятий водителям.
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

Фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival

Третий фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival пройдет сразу в пяти городах России с 30 января по 3 февраля. Зрители...

Версия без слов по мотивам пьесы А. Камю

Образ знаменитого римского императора Гая Цезаря по прозвищу Калигула до сих пор продолжает жить, перерождаясь из века в век в...

Битва за урожай

11 января в Крокин галерее открывается выставка Антона Чумака «Битва за урожай» — живопись, объекты. Этот проект — попытка применить...

Зимний международный фестиваль искусств в Сочи

С 14 по 24 февраля 2019 года в Сочи будет проходить один из самых известных и значимых культурных форумов, проходящих...

Премьера: «Чудеса за два часа» в театре Надежды Бабкиной

Два дня — 12 и 13 января на сцене театра «Русская песня» – мюзикл для всей семьи «Всему свое время...
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/