кино

Засекреченные персоны

Колин Фёрт (Colin Firth) и Тэрон Эджертон (Taron Egerton), рассказывают Eclectic о том, чего им стоило перевоплощение в супергероев

Трудно представить себе «более британский» жанр, чем шпионский боевик, – равно как трудно представить себе и британского шпиона в виде вылетевшего из школы уличного хулигана. Именно так выглядит новоиспеченный стажер сверхсекретного частного шпионского агентства, очень напоминающего Круглый стол легендарных рыцарей короля Артура. Агенты в фильме «Kingsman: Секретная служба» спускаются по тайным тоннелям глубоко под землю, осваивают космическое пространство и спасают человечество от вселенского зла, при этом не потеряв хладнокровия, не оставив ни одной складки на безупречно скроенном костюме и не позволив зрителю оторваться от экрана ни на секунду.

Колин Фёрт (Colin Firth) и Тэрон Эджертон (Taron Egerton), по фильму – учитель и его подопечный, вокруг которых и развиваются основные события картины, рассказывают Eclectic о том, чего им стоило перевоплощение в супергероев.

 Колин Ферт Тэрон Эджертон in2

Итак, вы оба — британские актеры и ваши герои в фильме очень близки к традиционному Джеймсу Бонду. О такой роли можно только мечтать?

Тэрон Эджертон:

Наверное, каждый мальчишка мечтает сыграть супершпиона, который спасает мир. Это было круто!

Колин Фёрт:

Мне кажется, что Мэттью (Мэттью Вон, режиссер картины. — Ред.) очень хорошо понимает, что нужно, чтобы зрителю снесло крышу. Это был грандиозный проект, и сниматься в нем было чрезвычайно интересно.

Колин, мы уже видели вас на экране в амплуа джентльмена, но в образе «типа Крутой Чувак» — еще никогда. Тяжело было готовиться к роли?

К. Фёрт:

Колин Ферт Тэрон Эджертон in3Мне пришлось пройти через шесть месяцев зверских самоистязаний — это только когда мечтаешь о такой роли, кажется, что все просто. К тому же я никогда не был особенно спортивным — а в моем возрасте, должен вам сказать, это вообще издевательство над организмом. Но, в конце концов, нет ничего невозможного, и в какой-то момент я почувствовал, что у меня начинает получаться, даже сам не поверил. Это удивительное состояние — ты как будто входишь в азарт и не можешь остановиться. Тэрон, ты-то наверняка подавал спортивные надежды?..

Т. Эджертон:

Да ну, брось, я вообще в школе считался рохлей! На роль меня утвердили намного позже, чем Колина, и когда я в первый раз зашел в тренажерный зал, готовясь сделать свои 30 отжиманий, он уже делал это (имитирует рукопашный бой). Но, как уже сказал Колин, когда дело сдвигается с мертвой точки, испытываешь огромное чувство удовлетворения. И даже сложно определить момент, когда вдруг появляется эта легкость. Ее, наверное, можно сравнить с полетом или с танцем — ну, как я себе это представляю, потому что танцевать я никогда не умел. И потом, получить одобрение этих ребят, наших тренеров, не так уж просто — ведь они в своем деле одни из лучших в мире, чемпионы мира по гимнастике и боевым искусствам. Самым худшим во всех этих тренировках было нестерпимое чувство стыда, когда на их лицах отчетливо читалось: «И вот с этими людьми приходится работать!..» Но зато потом видеть их радость и даже гордость за нас было лучшей наградой.

Кстати, их можно увидеть в фильме: если вы помните сцену, когда принцесса Тильди, спасаясь от Газели, зовет на помощь двух охранников, то вот эти два человека — Дэмиен Уолтерс (Damien Walters) и Руди Врба (Rudi Vrba), которые, собственно, нас и тренировали и ставили все драки. Мне запомнился один день: после трех месяцев интенсивных тренировок, когда я готовился к сцене под водой (Мэттью хотел, чтобы я был топлес), Руди мне сказал: «Все, ты готов, выглядишь на все сто!» Я ему говорю: «Да ты смеешься!» — а он: «Видишь вон тот канат? Сможешь залезть?» А я вообще в последний раз залезал на канат в школе! «Нет», — говорю, — «вряд ли». А он: «Давай, давай, цепляйся ногами, если что». И я буквально взмыл наверх за три секунды, причем на одних руках — даже сам поразился! В такие моменты вообще забываешь о том, какой кровью все досталось.

К. Фёрт:

Вообще, должен сказать, что регулярные тренировки творят чудеса. В погоне за результатом и «зрительным эффектом» частенько забываешь о том, что фитнес — это прежде всего здоровье и что когда ты в хорошей физической форме, чувствуешь себя совершенно по-другому. Я понял это, когда перестал отставать от своего тренера во время наших обычных пробежек.

Колин, в фильме вы наставник молодого агента, которого играет Тэрон. На съемках тоже старались быть ему ментором? И были ли в вашей жизни учителя, которые оставили след?

К. Фёрт:

У меня были учителя, хотя и недостаточно много. Мне кажется, молодым актерам они просто необходимы — причем найти хорошего учителя, который поможет тебе вникнуть во все тонкости роли, не так-то просто. Вообще, я считаю, что это всегда взаимный процесс и старшему поколению тоже есть чему поучиться у молодежи. А когда имеешь дело с таким талантливым актером, как Тэрон — с врожденным чувством стиля и способностью перевоплощаться, о которых я мог только мечтать в его возрасте, — то еще неизвестно, кто у кого должен учиться. Кстати, Майкл Кейн (исполнитель роли главы MI6. — Ред.) — он старше меня примерно на столько, на сколько я старше Тэрона, — был моим кумиром с тех самых пор, как я начал смотреть кино. Так что мне вдвойне повезло: я оказался в роли учителя и ученика одновременно. Кейн — потрясающий учитель: он любознателен, прост в обращении и щедр. Общение с ним — большой подарок от жизни.

Т. Эджертон:

На съемках вообще царила удивительная атмосфера — Колин был для меня не только прекрасным наставником, но и настоящим другом, готовым выслушать и дать совет, когда бы я к нему ни обратился, и Майкл Кейн — при том, что он уже почти легенда, — очень легкий в общении человек. И Сэм (Сэмюэл Л. Джексон. — Ред.) тоже — так что я со всех сторон был окружен вниманием.

К. Фёрт:

По-моему, такое может быть только на съемках — когда четыре столь разных по возрасту и статусу актера, как Майкл Кейн, Сэмюел Джексон, Тэрон Эджертон и я просто могли сидеть, болтать о жизни и обсуждать какие-то рабочие моменты. Ведь в конце концов перед камерой все равны — именно за такие моменты я очень благодарен актерской профессии.

Людям нужны фильмы про шпионов: иногда так хочется дать волю фантазииКолин Фёрт

Колин, в фильме есть момент, когда ваш герой говорит о том, что старые шпионские фильмы слишком серьезные — и создается такое впечатление, что он озвучил главную идею режиссера, который постарался сделать фильм как можно более развлекательным.

К. Фёрт:

Мэттью приятно хвалить вновь и вновь: у него редкий дар делать такие картины, которые просто завораживают зрителя.

Вы считаете, что это у него на уровне инстинкта?

К. Фёрт:

Собрать целую картинку из множества составляющих — очень сложная задача. Мэттью достиг такого статуса и «веса», что легко может собрать достаточные для этого средства, но все равно 90 % процентов успеха — это его талант. Я бы сказал, что в нем уживаются прагматичный менеджер, авторитетный режиссер и 12‑летний восторженный мальчишка — и он обращается именно к этому ребенку, который сидит в каждом зрителе.

Т. Эджертон:

Да, это точно: например, он хочет видеть, как Колин Фёрт на экране за 3 минуты «уделывает» 70 человек — вы же помните эту сцену с сектантами в церкви?..

К. Фёрт:

Ну, если быть совсем точным, то 79. (Смеется.)

Т. Эджертон:

Мэттью как режиссер видит весь пазл целиком, и именно он задавал нам направление. Я, наверное, все слегка мистифицирую, но он как будто видел то, чего не видели мы, — может быть именно потому, что он себя частично отождествляет с аудиторией.

Колин, как вы думаете — представления о том, каким должен быть настоящий мужчина, изменились со времен вашей молодости?

К. Фёрт:

Я не думаю, что у меня вообще в молодости были четкие взгляды на то, что есть настоящий человек — и, в частности, мужчина.

Т. Эджертон:

А вам не кажется, что сама постановка вопроса — что такое настоящий мужчина, джентльмен — сейчас звучит довольно старомодно? Конечно, в фильме много подчеркнуто мужских шпионских «примочек», но основную идею, которую озвучивает герой Колина, можно сформулировать так: джентльмена определяет не то, как он разговаривает или что носит, а то, чем мотивированы его поступки.

К. Фёрт:

С точки зрения визуальной эстетики в фильме, по-моему, вполне органично переплетаются две эпохи — «старая» и «новая». И это взаимодополнение можно проследить во многом — например, все эти элегантные костюмы, взрывающиеся зажигалки и стреляющие зонтики существуют параллельно с уличным стилем Эггси, китчевым «шиком» Валентина и современными технологиями. Что касается вашего вопроса: соглашусь, что в целом фильм получился достаточно мужской, — уже хотя бы потому, что играют в нем преимущественно мужчины. Это такое, знаете, мужское царство: даже несмотря на то, что некоторые агенты-стажеры — девушки, в руководстве шпионского агентства вы не найдете ни одной женщины. Все это похоже на закрытый джентльменский клуб, в котором вдруг появляется мальчик с улицы, с явно неблагополучным прошлым. Артур, которого играет Майкл Кейн, сначала не торопится принять его в «семью»: в его представлении член клуба должен обладать хорошими манерами и иметь образование, и моему персонажу приходится изрядно потрудиться, чтобы его переубедить.

Вы считаете, что в британском обществе до сих пор сильна традиция закрытых мужских клубов и существуют сословные рамки, пробиться через которые очень трудно?

Т. Эджертон:

Колин Ферт Тэрон Эджертон in4Я, например, в реальной жизни нечасто встречал джентльмена, играющего в крикет на зеленой лужайке, или аристократа, потягивающего вино в родовом замке — то, что во всем мире ассоциируются с традиционной Британией.

К. Фёрт:

Вообще удивительно, насколько живучи все эти клише: даже когда я был школьником, никто из нас в 70‑х не мечтал стать шпионом и ходить с элегантным зонтиком — все носили длинные волосы и мечтали о карьере рок-звезды. Джон Леннон, Кит Ричардс и Сид Вишес — вот кем мы гордились. И никто не воображал себя политиком-консерватором и не хотел принадлежать к правящей верхушке. Но спросите практически любого иностранца о том, кто в его представлении олицетворяет традиционную Британию, и он обрисует вам что-то вроде персонажа, которого я играю в фильме. Помню, как-то раз мы с греческими журналистами обсуждали тему, кто является истинным британским джентльменом, и один из них назвал принца Филиппа. «Ну так он же грек», — говорю я. Людям просто не хочется расставаться со своими иллюзиями, вот и все. Наверное, в нашем фильме этот традиционный образ джентльмена даже слишком идеализирован, но вместе с тем показана и совершенно другая сторона английской жизни.

А у вас есть любимые фильмы о шпионах?

Т. Эджертон:

Мне нравится Джеймс Бонд в исполнении Роджера Мура. Мне всегда хотелось жить в то время, и в детстве я смотрел много таких фильмов.

К. Фёрт:

В жанре шпионского кино царит удивительное многообразие — от фильмов про Остина Пауэрса, больше похожих на безбашенную комедию, и динамичных боевиков о Джеймсе Бонде — до меланхоличных историй о Гарри Палмерсе и картин по произведениям Джона ле Карре: его герой — шпион в чистом виде. Вообще, ставить фильмы по хорошим книгам сложнее всего. Наверное, моя любимая история из этой серии — «Шпион, выйди вон!» (“Tinker Tailor Soldier Spy”, 2011) — в ней нет ничего от боевика, но зато есть интрига и чувство опасности, она скорее похожа на психологическую драму, в которой исследуются человеческие мотивы и идеализируется образ шпиона-одиночки. Кстати, жанр детектива тоже недалеко от этого ушел — взять хотя бы фильмы про Шерлока Холмса: там фигурирует все тот же сыщик-одиночка.

Т. Эджертон:

Мне кажется, что людям нужны фильмы про шпионов: в последнее время режиссеры слишком увлеклись суперреализмом — а ведь так иногда хочется дать волю фантазии.

К. Фёрт:

И еще в нашем фильме есть что-то от книжки Яна Флеминга «Пиф-паф, ой-ой-ой!» (“Chitty chitty bang bang”) про окопавшегося в своем замке маньяка, который хочет похитить всех на свете детей — ну что может быть хуже этого?! А у нас главный злодей — сумасброд, который хочет взорвать людям головы. Но страшен не он, а то, насколько легко можно управлять людьми, — ведь это и есть мир, в котором мы живем, когда все вокруг уткнулись в свои смартфоны и планшеты. Головы у них, конечно, пока не взрываются, но они уже явно кем-то зомбированы.

Теперь, когда вы попробовали себя в амплуа супергероя, готовы еще играть в боевиках?

К. Фёрт:

С огромным удовольствием — если, конечно, меня пригласят на роль. Я бы сказал, я теперь вошел во вкус, и мне даже стало не хватать всех этих изнурительных тренировок.

И вы стараетесь поддерживать физическую форму?

К. Фёрт:

Конечно, я больше не бегу с раннего утра в тренажерный зал, но по мере сил стараюсь держать планку.

Т. Эджертон:

Для меня физическая форма — это прежде всего здоровый образ жизни, до которого мне еще далеко.

К. Фёрт:

Зато у тебя есть молодость!

А продолжение у фильма будет?

Т. Эджертон:

Кто знает — название одного из фильмов о Джеймсе Бонде учит нас никогда не говорить «никогда».

Колин Ферт Тэрон Эджертон in1

Беседовала Юлия Калантарова
Фотографии предоставлены pr-агентством Sarafan

Еще на эту тему

Константин Фролов: «Я создаю альтернативную виртуальную реальность»

Оператор из России Константин Фролов впервые в мире использовал новый принцип монтажа клипов в формате 360 виртуальной реальности. Это изобретение способно изменить мир кино самым кардинальным образом.

Амина Жаман: «В Нью-Йорке шанс есть у всех талантливых режиссеров»

Режиссер, актриса, сценарист, композитор, певица, выпускница ГИТИСа Амина Жаман продолжает удивлять своими успехами. В интервью журналу Амина делится советами —...

Не судите по красной машине

Кирилл Зима снимает фильмы о палачах, жертвах и «сукиных детях» и они производят фурор в интернете и на международных фестивалях.


Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

Фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival

Третий фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival пройдет сразу в пяти городах России с 30 января по 3 февраля. Зрители...

Версия без слов по мотивам пьесы А. Камю

Образ знаменитого римского императора Гая Цезаря по прозвищу Калигула до сих пор продолжает жить, перерождаясь из века в век в...

Битва за урожай

11 января в Крокин галерее открывается выставка Антона Чумака «Битва за урожай» — живопись, объекты. Этот проект — попытка применить...

Зимний международный фестиваль искусств в Сочи

С 14 по 24 февраля 2019 года в Сочи будет проходить один из самых известных и значимых культурных форумов, проходящих...

Шедевры живописи. Арфа и саксофон

На выступления Александра Болдачёва стремятся попасть все те, кто любит классическую музыку, ценит виртуозную игру и наслаждается подлинным исполнительским мастерством.

«Гастрономическая карта России» познакомила Заполярье со «Вкусом Арктики»

Для команды это был и вызов, и эксперимент. Фудтраки ГАЗель NEXT специальной серии более 8 часов работали в автономном режиме на горнолыжном склоне при температуре -15.

Немаленький принц растрогал зрителей

Это увлекательное путешествие в мир образов любимого всеми произведения, через призму персонального восприятия главной героини. Постановка раскрывает тему преемственности поколений, передачи навыков, знаний, житейской мудрости от поколения к поколению.

В Москве обсудили методические рекомендации для обучения в автошколах

По мнению президента Общенационального союза автопрофессионалов «Гильдия автошкол» России Сергея Лобарева, автошколам необходимо давать больше практических занятий водителям.
FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ
Афиша

Фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival

Третий фестиваль индийского кино Bollywood Film Festival пройдет сразу в пяти городах России с 30 января по 3 февраля. Зрители...

Версия без слов по мотивам пьесы А. Камю

Образ знаменитого римского императора Гая Цезаря по прозвищу Калигула до сих пор продолжает жить, перерождаясь из века в век в...

Битва за урожай

11 января в Крокин галерее открывается выставка Антона Чумака «Битва за урожай» — живопись, объекты. Этот проект — попытка применить...

Зимний международный фестиваль искусств в Сочи

С 14 по 24 февраля 2019 года в Сочи будет проходить один из самых известных и значимых культурных форумов, проходящих...

Премьера: «Чудеса за два часа» в театре Надежды Бабкиной

Два дня — 12 и 13 января на сцене театра «Русская песня» – мюзикл для всей семьи «Всему свое время...
Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: Сайт: http://eclectic-magazine.ru/