мастер

Капитан цирка

А никуда цирк не уезжал! Он есть сегодня, как и был вчера. И ветер не успевает со стен сорвать афиши – оказывается, в Цирке Никулина на Цветном бульваре каждые полгода меняются программы.

Индустрия смеха, риска, живого искусства продолжает работать на то, чтобы мы покидали эти стены с детским ощущением счастья, с ладошками, отбитыми от аплодисментов, и, в конце концов, насытившимися мороженым и сахарной ватой…

В этот раз я зашла в здание на Цветном, 13 минуя шумное фойе и высвеченную софитами арену. Проделала привычный маршрут художественного руководителя цирка Максима Никулина: служебный вход – кабинет. Здесь он в прямом смысле живет и работает. На фоне настоящего Шагала в человеческий рост сидит Никулин на столетнем стуле первого директора Альберта Саламонского и управляет судьбами и бюджетом знаменитого цирка.

1
Максим Юрьевич, куда отправляться навстречу празднику, за позитивными эмоциями и улыбками – в цирк? Я, вообще, по адресу?

Думаю, да. Знаете, откуда это пошло? С советских времен. Почему два самых сильных цирка в мире – российский и китайский? Потому что и тот и другой – порождение тоталитарного режима, где было, мягко говоря, не очень много праздников. Например, 30 лет назад, когда все было одинаково безликим, включая типически одетых соотечественников, и вещала «первая, она же последняя» программа телевидения, – в этой серости, конечно, существовала тяга к праздникам. И праздник был исключительно в цирке. Потому что Большой театр – это до сих пор не для всех, в силу цен на билеты. А цирк – самая демократичная и самая семейная история, потому что туда ходят с детьми. И здесь – реальный праздник, другая атмосфера, красивые люди. Здесь интересно и страшновато, здесь всегда есть то, чего нет в жизни обыденной. Каждый вечер у нас полный зал – это говорит о том, что цирк людям нужен. Это же единственный вид искусства, культуры, с которым впервые сталкивается человек! Ребенка ведут не в Третьяковку и не в Большой, а в цирк.

Директор Московского цирка МаксимЗнаю, что меня называют ретроградом и консерватором, и готов с этим согласиться, потому что здоровый консерватизм в искусстве должен присутствовать, ведь цирк «родом из детства». Нет, я не против экспериментов, но они хороши в лабораториях. А у меня каждый вечер – 2000 человек! Конечно, жизнь сегодня стала другая, задачи изменились, цирк стал театрализованным. Теперь нет канатоходцев, жонглеров, полетчиков, эквилибристов. А есть артисты, которые средствами своего жанра рассказывают зрителям истории. Это сложно и дорого: над каждым номером работают режиссер, хореограф, художник по костюмам, стилист, композитор, мастера по свету и звуку. Без всего этого уже нельзя. Однако в глобальном масштабе – всё по-прежнему: как было 50 лет назад, так оно и осталось.

Что-то первобытное есть в цирке. Большое значение уделяется мастерству управления телом. Жанры в основном невербальные – а как точно они влияют на душевные и мозговые центры!

Отец мой хорошо говорил о цирке: «Это искусство, которое должно удивлять, радовать и немножко пугать». Когда все эти ингредиенты смешаны в нужных пропорциях, получается настоящий цирк. Сегодня уже не так привлекает экстремальная сторона представления, не так будоражит опасность для жизни, классические трюки – голову в пасть тигру. Сегодня приходят за другим. Цирк, на мой взгляд, самое честное искусство, которого не хватает всегда – так же, как добра, милосердия, искренности. Народ уже наелся телеэффектов, монтажей, фонограмм. А здесь всё без дураков, потому что «под фанеру» по канату не пройдешь, и сальто-мортале не скрутишь, и в клетку с тигром не войдешь. Цирковые артисты – это «люди Х», которые могут делать то, чего не умеют другие. Поэтому на них ходят смотреть, мечтают быть на них похожими – отважными, стройными, красивыми. А потом в представлении все должно быть сбалансировано: красивые женщины – для пап, красивые костюмы – для мам, клоуны и животные – для детей. Все это нужно собрать вместе, тогда-то и получается праздник.


«Ретроград», «консерватор»… Может, вы на себя наговариваете?

Понимаете, эксперимент сразу перечеркивает то, что уже наработалось, то, что стреляет в яблочко вне зависимости от исполнителя. Скажем, классические анекдоты – хотя их рассказывали и 100 лет назад – смешны до сих пор, потому что они, как морские камушки в черте прибоя, до совершенства обкатаны. Так же и цирковые жанры. Цирк меняется, но он должен меняться медленно. Мы выбирали свой путь почти 20 лет назад, когда люди ходили в цирк довольно кисло – у них просто не было денег. Мы долго сидели, мучились, искали направление развития. Остановились на стиле, который я условно для себя называю «классик-модерн»: это тот старый, добрый, любимый зрителями цирк, и обязательно с животными. Мне нравится английское выражение: «По-настоящему элегантный человек обязан хотя бы на сезон отставать от моды». Классика вечна! Но цирк тоже подвержен новым течениям, которые или приживаются, или отсеиваются. К папе моему, когда он был директором цирка, приходили с разными предложениями артисты и режиссеры, и у каждого был аргумент: «Юрий Владимирович, такого же никогда не было!» Он отвечал: «Знаешь, почему не было? Потому что это на фиг никому не нужно».

Каковы ваши приоритеты в отборе номеров для цирковых шоу?

Приоритет один – качество. Мы достаточно высоко подняли свою планку и теперь попали в колесо, в котором надо бежать. Нас просто не поймут, если мы снизим качество. Поэтому стараемся действовать в направлении режиссуры, оформления, декораций. А жанры остались прежними – разве что теперь их принято совмещать для большего эффекта: акробатика соседствует с жонглированием, воздушный полет – с батутом. Цирковые люди находятся в постоянном поиске новых форм. Мне достаточно это контролировать, а не руководить: в цирке каждый знает, что ему делать. Цирк – совсем другой мир, артисты живут с чувством ответственности за другого. И всегда чья-то жизнь – либо на кончике лонжи, либо на плечах партнера, либо в его руках под куполом. Это то чувство, которое ни в каком другом сообществе воспитать нельзя. Оно входит в кровь, в подсознание, вне зависимости от отношений людей. Был известный случай, когда в большом семейном коллективе канатоходцев папа с сыном разругались до такой степени, что до конца жизни отца не разговаривали – переписывались через маму. Но это не мешало им каждый вечер выходить на манеж, друг друга страховать. Это разные плоскости.

Директор Московского цирка Максим

Максим и Юрий Никулины в рабочем кабинете

Понимаете, цирк – это работа. Выйти к публике с температурой сорок, или с новокаиновой блокадой, или с наложенными пару часов назад швами после когтей хищника – не считается подвигом. Это норма жизни. И я до сих пор не до конца понимаю, что этими людьми движет. Они падают с 20 метров, разбиваются, их по кускам собирают, потом они лезут опять на те же 20 метров… Значит, есть там что-то такое, ради чего человек несколько раз в день сознательно рискует жизнью, понимая, что к 40 годам он будет пенсионером, а может, и инвалидом. Порванные ахиллы, выбитые мениски, сломанные кости – издержки профессии. Посмотрите на манеж: ребят полно, чуть ли не дерутся за время. Значит, цирк продолжается как для публики, так и для артистов.

Что для вас является наивысшей точкой творческого удовлетворения, что является «праздником души» – репетиции, премьеры или бухгалтерские показатели?

Моменты, когда на представлении зал встает. Это очень трудно понять человеку, который не занимается цирком. Когда на финале программы или после какого-то номера зал как один человек аплодирует стоя – вот это момент истины. Значит – все получилось, значит – все правильно. Подняв глаза, всегда можно встретиться взглядом с тем, кто стоит напротив тебя, и тут же возникает взаимный контакт, мысленный обмен впечатлением. Круг виден со всех сторон – тут ничего не скроешь.

6
По сколько раз вы отсматриваете каждую новую  программу?

В среднем раза 3-4, наверное. Я никогда не хожу на репетиции. Потому что это будет прежде всего отвлекать режиссеров и нервировать артистов. Мне там делать нечего. Я смотрю прогон. Бывает, вводятся новые номера, которые нужно оценить на предмет, как они ложатся в программу. Есть некоторые номера, которые смотрю, когда есть время выйти из кабинета.

Я полагала, что ваша обязанность – давать оценку.

Скорее, наоборот. Самые первые объективные отзывы – билетеров: они слышат, что говорит публика, которая выходит из зала. Они всей информацией обладают! Поэтому и режиссер, и я всегда их спрашиваем: «Что говорят-то?» – «Вот этот номер, говорят, слабенький». Хотя мы-то знаем, что он не таков. Значит, что-то помешало восприятию. Сложно оценивать профессионально из зала. Кстати, слышу мнение: «У вас артисты делают трюки, которые никто в мире не делает, – почему вы их не продаете? Где представление, типа, “а сейчас смертельный номер, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса”?» Я говорю – понимаете, мы пытаемся пропагандировать цирк как высокое искусство. То есть для меня это уровень Большого театра. Вот вы представляете себе, что идет «Жизель», вдруг музыка замолкает, выходит человек с микрофоном и говорит: «А сейчас, уважаемая публика, солистка нашей труппы, народная артистка такая-то исполнит рекордное количество фуэте. Считайте!» Дробь – и она начинает. Глупость, да?

Если шоу Цирка Никулина представить графически: новые программы – это всегда движение вверх, или другие траектории имеются?

цитата2Я бы говорил о движении в стороны. Программы должны отличаться друг от друга. Вот чéм – это вопрос серьезный, который каждый раз встает довольно остро, у нас он называется «чем будем удивлять?». Потому что публика, которая приходит к нам, всегда ждет чего-то нового. Не обязательно каких-то сногсшибательных трюков, но – нового. Это не то же самое. Это не сериал, а всякий раз законченное произведение со сквозной линией, идеей.

Сегодняшний проект – «Золотой сезон». Мы собрали артистов, которые в разные годы занимали только золотые места на фестивалях в Париже, Монте-Карло, Будапеште, Москве, в Китае. В сущности, это золото мира, все самое лучшее, что есть. С моей точки зрения, получилась даже несколько тяжелая для восприятия программа, потому что каждый номер – это шедевр. Считаю, что мне после отца досталась одна из лучших команд на планете, профессионалы высокого класса, но, как следствие, все очень непростые. И когда мы обсуждаем какие-то вопросы и спорим, я никогда не настаиваю на своем мнении. Я могу просто приказать, но это глупость, потому что я не специалист. В штатном расписании называюсь художественным руководителем, но это не значит, что я буду стоять за спиной композитора и говорить: «Здесь не си-бемоль, а здесь просто си, а вот здесь диез добавь».

А что вы делаете профессиональнее всех?

Я – капитан корабля. А вы когда-нибудь задумывались, зачем на корабле капитан, когда рулевой рулит, матросы драят палубу, кок готовит пищу, а кто-то там наверху кричит: «Земля, земля!»?

Команды раздавать?

Зачем? Все всё знают. Есть расписание вахт, капитан выходит на службу, как и все. К сожалению, капитан нужен кораблю на случай катастроф, чтобы за все ответить. И он обязан знать, что делается от верхушки мачт до трюма. И вмешаться, если это необходимо. Бывает такое крайне редко: хоть я этого не люблю, но приходится проявлять себя. Потому что – как называют капитана? «Второй после Бога».

 

Беседовала Юлия Смолякова
Фотографии: Дмитрий Коробейников; из архива
пресс-службы Цирка Никулина на Цветном бульваре


Поделиться:

Добавить комментарий

афиша
новости

Международный музыкальный фестиваль в Ярославле

XIII Международный музыкальный фестиваль в Ярославле и городах Ярославской области артистический директор Юрий Башмет пройдет с 1 по 9 мая...

Средневековая музыка возвращается в Москву!

VII Международный фестиваль Musica Mensurata пройдет в соборе св. Петра и Павла с 15 по 22 апреля 2021 года. Многие сочинения...

Афиша выставок Москвы в апреле

Eclectic знакомит с выставочными проектами на московских арт-площадках. Продолжение следует. «Космос наш!» Галерея ARTSTORY представляет выставочный проект «Космос наш!» —...

Кинотеатр «Художественный» открывается после реконструкции

«Художественный» — старейший кинотеатр Москвы, объект культурного наследия регионального значения, 9 апреля снова распахнет свои двери после семилетней реконструкции. Будет...

Классика гитары

В Москве завершился XV Юбилейный Московский международный фестиваль «Виртуозы гитары».

Театр имени Пушкина поставил рекорд!

Спектакль «Оffис» прошел на самой высокой смотровой площадке Европы PANORAMA360, на высоте 327 метров.

Весенний бал авторских кукол

В Москве состоялось открытие уникальной выставки «Весенний Бал Авторских Кукол».

Бронзовый дебют B-Tuning в чемпионате России по зимнему треку

Следующий боевой выезд B-Tuning состоится 23 февраля - команда выступит в трековых гонках на Центральном московском ипподроме. 

FACEBOOK
ВКОНТАКТЕ

Афиша

Международный музыкальный фестиваль в Ярославле

XIII Международный музыкальный фестиваль в Ярославле и городах Ярославской области артистический директор Юрий Башмет пройдет с 1 по 9 мая...

Средневековая музыка возвращается в Москву!

VII Международный фестиваль Musica Mensurata пройдет в соборе св. Петра и Павла с 15 по 22 апреля 2021 года. Многие сочинения...

Афиша выставок Москвы в апреле

Eclectic знакомит с выставочными проектами на московских арт-площадках. Продолжение следует. «Космос наш!» Галерея ARTSTORY представляет выставочный проект «Космос наш!» —...

Кинотеатр «Художественный» открывается после реконструкции

«Художественный» — старейший кинотеатр Москвы, объект культурного наследия регионального значения, 9 апреля снова распахнет свои двери после семилетней реконструкции. Будет...

«Аллилуйя» Шедевры европейской духовной музыки

4 апреля в Евангелическо-лютеранском соборе свв. Петра и Павла состоится большой праздничный концерт «Аллилуйя» Шедевры европейской духовной музыки. В этот...

Журнал Eclectic Адрес:
Алтуфьевское шоссе, д. 100, офис 1, Москва, Россия.
Телефон: +7 (499) 909-99-99 Email: web@aaph.ru Сайт: http://eclectic-magazine.ru/